EnergyNet. И не будет (статья)

Опубликованная Концепция создания нового рынка электроэнергии на основе «интернета энергии» в рамках «дорожной карты» национальной технологической инициативы EnergyNet наконец стала обретать очертания чего-то готового к обсуждению. Все, что было на этот счёт до этого представляло из себя набор модных слов о цифровизации и интеллектуализации всего и вся и благих пожеланий в стиле «за все хорошее и против всего плохого». Уже казалось, что это так всё и умрет в нынешних унылых условиях стагнирующей экономики и затяжного кризиса. Но нет, на недавнем тематическом совещании в Севастополе появилась очередная красивая презентация, внутри которой был обнародован состав расширенной рабочей группы (не путать с рабочей группой Energy.net) , а также примерная и график продвижения или, опять же, «дорожная карта» реализации проекта «дорожной карты», извините за слэнг. Эта и стала, по нашему мнению, самым ценным содержанием всей презентации.

низкие цены на электроэнергию по сравнению с другими странами (а это то, что часто преподносится как великое достижение реформ) всего лишь результат искусственно заниженных цен на , а также широкого использования давно самортизированной советской инфраструктуры при том, что самих амортизационных средств на реконструкцию у её сегодняшних хозяев давно уж нет.

Авторы

 

 
Татьяна Иванова, к.э.н., эксперт АЭА

В этом смысле авторы не изменили традициям — они вновь указали на глобальные и вопиющие недостатки того, что у нас есть сегодня, местами прямо назвав вещи своими именами — российская электроэнергетика находится в глубокой стагнации, а конкурентные рыночные механизмы функционируют лишь в очень ограниченном виде в оптовом сегменте, где «сохраняется высокая концентрация активов». Мы бы сказали — не только сохраняется, но и растёт.

Но не суть. Речь о другом. О том, что в эту бочку дегтя авторы Концепции хотят добавить несколько ложек с медом – некие структуры, называемые АЭК (активные энергокомплексы) в которых все будет по новому: цифровизация, автоматизация, demand response и агрегация спроса и производства, отсутствие жесткого регулирования взамен на рыночную ответственность и т.д. Этакие «новые» ячейки рынка, которые свяжутся со старым миром ЕЭС через УИСы — управляемые интеллектуальные соединения по стандартизированным протоколам, которые, по сути, и будут основными элементами архитектуры интернета энергии и в последующем — блокчейна. Именно их посредством ячейки «нового» будут в автоматическом интеллектуальном режиме взаимодействовать и с инфраструктурой ЕЭС – «старым миром», и между собой, и, возможно, внутри себя – между участниками АЭК. АЭК – это в представлении авторов документа некие «коммуны» нового энергорынка, в котором все будет прекрасно, где платежи, технологические процессы, торговые и информационные сервисы будут осуществляться в автоматическом режиме, а впоследствии и вовсе без участия человека, где не будет перекрестки, неплатежей, статусов, ДПМ, надбавок за и Дальний Восток, мусоросжигательных заводов, не будет 16-го – регламента договора о присоединении и вообще ничего нерыночного. Всё это останется там – в старом порочном мире ЕЭС и как-то продолжит жить, но уже без них, без реформаторов. Другими словами, реформаторы нашли себе новое поле для деятельности (и даже с воображаемой «рыночной ответственностью»), а уродливый стагнирующий рынок пусть загибается без каких-либо изменений в ядре рынка. Только откуда возьмутся эти АЭК? И возможно ли функционирование искусственно созданных ячеек, которые, по сути, инородны для экономической системы и того, что мы называем сейчас рынком электроэнергии в стране. Система не принимает инородных тел – она их либо перестраивает под себя, либо выдавливает – это азы функционирования любых систем, в том числе экономических.

Есть ли аналоги АЭК в мире? На этот вопрос авторы Концепции отвечают уклончиво, приводя какие-то не очень имеющие отношение к делу данные по проектам интернета энергии Китая и Японии, более подробно останавливаются на , в частности, штате , где идут активные процессы эволюции классической модели в полностью дерегулированный рынок, интегрирующий в себя значимые объемы распределенной генерации и стирающий границы между оптом и розницей. Только вот все это примеры проектов, функционирующих в экономических системах и на рынках электроэнергии, построенных на соответствующих принципах, которых у нас как раз и нет.

Вообще штат и город в силу определенных причин, наверное, субъективного характера, в плане продвижения идей развития распределенной генерации и ресурсов стал у нас в некотором роде тем, чем в свое время для и энергетики страны в период начала реформ были американские рыночные юрисдикции PJM и ISO – New England. По тамошним лекалам делался наш нынешний рынок, правда, со значительными упрощениями, местами исказившими одни из самых эффективных моделей рынка электроэнергии до степени неузнаваемости. Понятно, что эти упрощения были результатом различных компромиссов, прежде всего, социально-политического характера, но не только. Рынок по образцу и подобию ведущих американских юрисдикций предполагал наличие мощных технологических и информационных инструментов, глубоких рыночных и биржевых традиций — всего того, чего у нас не было тогда, нет и сейчас. И пока не предвидится в силу существующего инвестиционного климата.  В PJM торги ведутся каждые 5 мин (при этом диспетчерский график формируется по заявкам с учётом заданной надёжности, а не по надёжности, с учётом уточняющих заявок как у нас), в то время как у нас ещё до недавнего времени индексы БР рассчитывались несколько раз в день.

Аналогичным образом работает рынок и в е, и именно на таком рынке с реальным балансом спроса и предложения и неискаженными ценовыми сигналами все больше и больше востребованы распределённые энергоресурсы — будь то генерация, включая , когенерация, агрегированный demand response, просьюмеры и различные смарт-технологии в сетевом сегменте, позволяющие гибко интегрировать новые устройства и новых участников в один общий эволюционирующий рынок. Который, заметим, как и другие – PJM, ISO NE, ERCOT и прочие — не очень велики территориально, но сопоставимы по объёмам с нашими ценовыми зонами. Распределённый рынок, основанный на новых технологиях, в первую очередь возникает в городах и жилых зонах — там, где они оказываются востребованными на фоне волатильного спроса и ценовых колебаний, где для хеджирования рисков возникает нужда в агрегаторах спроса, и наряду с традиционной конкуренцией на розничном рынке между поставщиками появляются новые субъекты — энергосервисные компании, на базе которых и формируются агрегаторы. Этот процесс углубляется с проникновением в отрасль новшеств информационных технологий, которая в свою очередь сама становится источником спроса для их совершенствования и развития. В авангарде идут университетские кампусы и разнообразные «долины», где сосредоточены инновационные ресурсы, прежде всего, людские, затем следуют жилые комплексы и только потом уже традиционные индустриальные зоны (которых в Америке осталось не так уж много).

Pin It

Добавить комментарий