ЛУКОЙЛ загнали в медвежий угол

ЛУКОЙЛ загнали в медвежий уголЛУКОЙЛ не оставляет попыток получить доступ к месторождениям в российских морях. Компания, которая фактически проиграла борьбу за шельф “Роснефти” и “Газпрому”, обратила внимание на территориальные воды — заливы, формально к шельфу не относящиеся. Возможность работы ЛУКОЙЛа в Хатангском заливе в Якутии уже одобрил президент Владимир Путин. Но он сразу поинтересовался вопросом транспортировки нефти, и не зря: Севморпуть, посередине которого находится залив, никогда еще не использовался в круглогодичном режиме, как планирует ЛУКОЙЛ, пишет “Коммерсантъ”.ЛУКОЙЛ загнали в медвежий уголЛУКОЙЛ не оставляет попыток получить доступ к месторождениям в российских морях. Компания, которая фактически проиграла борьбу за шельф “Роснефти” и “Газпрому”, обратила внимание на территориальные воды — заливы, формально к шельфу не относящиеся. Возможность работы ЛУКОЙЛа в Хатангском заливе в Якутии уже одобрил президент Владимир Путин. Но он сразу поинтересовался вопросом транспортировки нефти, и не зря: Севморпуть, посередине которого находится залив, никогда еще не использовался в круглогодичном режиме, как планирует ЛУКОЙЛ, пишет “Коммерсантъ”.

Вчера глава ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов на встрече с Владимиром Путиным объявил о планах компании начать геологоразведку на побережье Якутии. Топ-менеджер продемонстрировал президенту новую цель на карте. “Это медвежий угол в 900 км от городов и коммуникаций. С вашего одобрения мы начали бы детальную проработку, чтобы начать формирование там инфраструктуры”,— передает “Интерфакс” слова Вагита Алекперова. По предварительным оценкам, стоимость бурения одной скважины может составить $200 млн. Владимир Путин, в свою очередь, поинтересовался, как будет транспортироваться добываемая нефть. По словам Вагита Алекперова, “в первую очередь надо начать c формирования инфраструктуры”, в частности, рассматривается возможность строительства специального терминала, как в Варандее.

От дополнительных комментариев в ЛУКОЙЛе вчера отказались. По словам источников, знакомых с ситуацией, Вагит Алекперов рассказал президенту страны о планах работы в Хатангском заливе.

“Компания изучала в последнее время разные возможности для работы, в частности, проявляла интерес к ряду заливов”,— говорит один из собеседников. Он отмечает, что Хатангский залив относится к территориальным водам, то есть у ЛУКОЙЛа есть возможность его разработки. “Рассматривается вариант, что компания получит сначала геологоразведочную лицензию и начнет работу, по добыче решения будут приниматься исходя из ее результатов”,— говорит собеседник.

Хатангский залив находится в море Лаптевых при впадении реки Хатанги. Это давно известная нефтегазоносная провинция, в которой впервые месторождения были найдены еще в конце 1940-х, рассказали в ВНИИОкеангеологии — базовой научной организации Минприроды и Роснедр в области геологического изучения континентального шельфа. Другие перспективные для добычи нефти и газа заливы находятся в Баренцевом и Печорском морях, говорят в институте. Территориальные воды Восточно-Сибирского и Чукотского морей, по мнению ученых, скорее заинтересуют газовиков, нежели нефтяников. Во ВНИИОкеангеологии отмечают, что особо привлекательными для разработки также могут стать заливы Охотского моря, находящиеся к северу и востоку от острова Сахалин.

ЛУКОЙЛ начал искать возможности для увеличения своей ресурсной базы после того, как в январе прошлого года на правительственном совещании компания проиграла борьбу за российский шельф “Роснефти” и “Газпрому”, говорят источники, близкие к нефтекомпании. Правительство пока не утвердило госпрограмму, разработанную Минприроды, которая предполагает частичную либерализацию законодательства, по которому заниматься офшорными проектами могут только госкомпании. Зато оно одобрило выдачу “Роснефти” и “Газпрому” 12 и 17 (в общей сложности 29) самых перспективных лицензий. Теперь госкомпании получили контроль над 80% российского шельфа.

Вагит Алекперов не раз заявлял о необходимости изменений законодательства, по которым ЛУКОЙЛ мог бы начать заниматься офшорными проектами. Сейчас компания работает в Каспийском море, лицензии на проекты в нем она получила еще до поправок в 2008 году. В начале февраля в своей статье в “Российской газете” Вагит Алекперов призвал не делить компании исходя из форм собственности, а также призвал создать по примеру Норвегии специальный орган, который будет оценивать потенциальных разработчиков шельфа исходя из их квалификации. Но пока аргументам бизнесмена правительство не вняло. В то же время вчера Владимир Путин дал понять, что участвовать в освоении месторождений Требса и Титова, лицензии на которые отобрали у СП “Башнефти” и ЛУКОЙЛа и до сих пор не переоформили обратно, компании позволят.

Аналитик Sberbank Invesment Research Валерий Нестеров полагает, что ЛУКОЙЛ вынужден ввязаться в далеко не самый перспективный для него проект, чтобы показать свою лояльность государству в надежде на будущий доступ к шельфу. По мнению эксперта, компания могла бы вложить с большим успехом указанные выше средства в ныне действующие проекты. Кроме того, реакция инвесторов на это решение ЛУКОЙЛа будет также скорее негативной, добавляет господин Нестеров.

Тем более что вопрос о транспортировке нефти, заданный Владимиром Путиным, отнюдь не праздный. Терминал в Варандее находится в Баренцевом море, гораздо южнее Хатангского залива, и там далеко не самая сложная ледовая обстановка. А новый медвежий угол ЛУКОЙЛа располагается прямо посередине Севморпути выше 73 градусов северной широты. Капитан атомного ледокола “50 лет победы” Дмитрий Лобусов говорит, что регулярная круглогодичная проводка судов по Севморпути “не осуществлялась никогда, в советское время были только экспериментальные транзитные проводки по толстому весеннему льду”. “Круглогодичная навигация существует на отдельном участке — для проводки судов “Норникеля” из порта Дудинка”,— уточняет господин Лобусов. Он считает, что организовать круглогодичную проводку возможно, но для этого требуются суда усиленного ледового класса, например Arc7. Но, добавляет капитан, войти в устье реки, где расположен порт, при этом будет нельзя. Он объясняет, что атомные ледоколы не смогут войти в неглубокую реку, чтобы расколоть лед, “из-за своей осадки”. То есть чтобы использовать порт в круглогодичном режиме, потребуется построить специальный флот.

Pin It

Добавить комментарий