Проект Nabucco умирает

Проект Nabucco умираетИран и Пакистан подписали соглашение о строительстве газопровода, который может отнять у европейского трубопроводного проекта Nabucco последние надежды на выживание.Проект Nabucco умирает
Иран и Пакистан подписали соглашение о строительстве газопровода, который может отнять у европейского трубопроводного проекта Nabucco последние надежды на выживание.

Соглашение о сооружении трубопровода протяженностью 2,1 тыс. км, по которому добываемый в Иране газ будет поставляться в пакистанские провинции Белуджистан и Синд, было подписано в Турции. Как заявило министерство нефти и природных ресурсов Пакистана, строительство началось сразу же после подписания. Оно обойдется в $3-4 млрд, и каждая из сторон будет ответственна за сооружение своего участка. Газ должен пойти по новой трубе в 2014 году.

Мощность первой очереди газопровода составит 11 млрд кубометров в год и в дальнейшем будет увеличена вдвое. Теоретически ее можно увеличивать и увеличивать, ведь ресурсной базой газопровода станет иранское месторождение «Южный Парс» в Персидском заливе, которое считается одним из крупнейших в мире: его запасы оцениваются в 8-14 трлн кубометров газа (это втрое больше российского Штокмана). По оценкам иранской стороны, добычу газа на «Южном Парсе» можно в перспективе довести до 150 млрд кубометров в год. Этого Пакистану будет более чем достаточно, чтобы решить свою энергетическую проблему. Но у стартовавшего ирано-пакистанского проекта есть и более отдаленные цели.
Изначально в переговорах по газопроводу из Ирана участвовала еще и Индия, намеревавшаяся получать газ транзитом через Пакистан. Именно она впервые (еще в 1989 г.) выдвинула данный проект. Газопровод должен был получить название «Мир» и служить, в том числе, средством примирения Индии и Пакистана. Хотя у Дели с Тегераном был и запасной вариант – проложить трубу по морскому дну, минуя пакистанскую территорию.
Но впоследствии инициатор проекта откололся от него, а транзитер остался. Причиной этого, согласно официальной версии, были разногласия сторон по вопросам о стоимости трубопровода, периодичности корректировок цен на иранский газ и тарифам на транзит по территории Пакистана. Однако главными причинами, по всей видимости, стали вновь обострившиеся отношения Дели с Исламабадом, а также политическое давление на Индию со стороны Вашингтона, стремящегося сорвать любой проект с участием Ирана.

Впрочем, по общему мнению экспертов, возвращение Индии в проект неизбежно – это просто вопрос времени. На днях сайт индийской газеты Financial Express привел данные исследования компании McKinsey, согласно которым потребление газа в Индии к 2015 г. может увеличиться почти вдвое: с нынешних 166 млн кубометров в день (60,5 млрд в год) до 320 млн (117 млрд кубометров в год). Спрос будет увеличиваться столь стремительно ввиду наращивания производственных мощностей в энергетике, нефтеперерабатывающей и нефтехимической промышленности страны, а также роста бытового потребления газа. Найти за столь короткий период недостающие 57 млрд кубометров газа непросто, и потому Индия будет хвататься за любую возможность, в том числе и за реализацию проекта «Мир» в его изначальном формате.

А там и Китай недалеко. Пекин рассматривает Иран в качестве одного из основных поставщиков энергоносителей (и потому заботливо оберегает его от введения новых международных санкций) и вкладывает серьезные суммы в иранский ТЭК. Поэтому, если газопровод с «Южного Парса» дойдет до индийской территории, Китай обязательно найдет способ продлить его и до своей территории. Тогда наверняка придется строить не только вторую, но и третью и четвертую очереди газопровода.

Европа от происходящего в Азии не в восторге. Ирано-пакистанская договоренность может окончательно сорвать планы строительства газопровода Nabucco, который, напомним, должен доставлять в ЕС 31 млрд кубометров газа ежегодно из Каспийского региона. В качестве ресурсной базы у Nabucco есть пока только 7-8 млрд кубометров азербайджанского газа, и участники проекта очень надеются на подключение к нему Ирана. Но теперь иранского газа им может не достаться. Ведь на севере Ирана газ не добывается, и даже для местных нужд его приходится импортировать из Азербайджана и Туркмении. А южные месторождения отныне будут ориентироваться на поставки в восточном направлении.

Более того, восток «засосет» и азербайджанский газ. Сейчас Азербайджан поставляет в Иран менее полумиллиарда кубометров голубого топлива в
год. Однако в январе азербайджанская государственная нефтяная компания ГНКАР и иранская Национальная газовая компания подписали соглашение об объемах будущих поставок газа в Иран. Речь идет уже о 1,5-2 млрд кубометров в год. При этом иранская сторона выразила готовность в перспективе покупать у Азербайджана любые объемы газа. Они могут понадобиться, скажем, если темпы разработки на «Южном Парсе» будут отставать от введения в строй очередей «Мира».

Азербайджан и Иран связывает газопровод пропускной способностью 10 млрд кубометров в год. Если он заработает на полную мощность, газа для других потребителей у Азербайджана останется совсем немного. А среди других потребителей фигурирует и Россия. В октябре прошлого года ГНКАР и «Газпром» подписали контракт об экспорте газа в РФ по цене, которую президент Ильхам Алиев назвал «взаимовыгодной». На первых порах договорились о поставках 500 млн кубометров в год, затем увеличили эту цифру вдвое. При этом Баку заявил о готовности продавать России любые требуемые ей объемы из тех, что он намерен экспортировать. Пропускная способность связывающего Азербайджан и Россию газопровода составляет 7 млрд кубометров газа в год.

Таким образом, картина получается следующая. Иранский газ идет на восток – в Пакистан, а затем, по всей видимости, в Индию и Китай. Азербайджанский газ готовы без остатка раскупить Иран (в том числе, для реэкспорта на восток) и Россия (в том числе, для «Южного потока»). Кроме того, определенные объемы азербайджанского газа законтрактованы Турцией для внутренних нужд. А вот переговоры между Баку и Анкарой о цене на газ, который должен пойти транзитом в Европу, по-прежнему буксуют. Причем дошло до того, что Ильхам Алиев обвинил турецкую сторону в том, что она просто не дает Азербайджану экспортировать газ. Условиями же контрактов с Россией и Ираном он вполне доволен. Вывод напрашивается один: у Nabucco на нынешнем этапе нет шансов получить хоть сколько-нибудь азербайджанского или иранского газа. Проект умирает, пишет Утро.ru.

Pin It

Добавить комментарий