Геннадий Тимченко — кузнец своего «Газпрома»

Геннадий Тимченко - кузнец своего "Газпрома"

Владелец компании Gunvor Геннадий Тимченко договорился с «Газпромом» о разработке месторождения на Ямале. Ямальский проект — это очередной шаг Тимченко к созданию мирового энергетического гиганта.

Геннадий Тимченко - кузнец своего "Газпрома"Владелец компании Gunvor Геннадий Тимченко договорился с «Газпромом» о разработке месторождения на Ямале. Ямальский проект — это очередной шаг Тимченко к созданию мирового энергетического гиганта.

Тимченко хорошо знаком с руководителями всех нефтегазовых концернов России, премьер Владимир Путин состоит с ним в одном клубе дзюдо, Виктор Якунин, сын главы РЖД Владимира Якунина, работал в Gunvor директором по юридическим вопросам, а глава танкерного гиганта «Совкомфлот» Сергей Франк приходится Тимченко сватом.

Геннадию Тимченко 57 лет, он выходец из семьи военного. В школу Геннадий Тимченко пошел в ГДР (отсюда — прекрасный немецкий), но заканчивал ее уже в СССР. Звездный час наступил 1 января 1987 года: СССР разрешил 70 крупным предприятиям страны самостоятельно проводить внешнеторговые операции. В список попало предприятие «Киришинефтеоргсинтез» (на базе НПЗ в городе Кириши Ленинградской области), затем было создано экспортное предприятие «Киришинефтехимэкспорт» (позже Кинэкс), а потом — СП «Юралс», куда Тимченко и компаньоны перевели все экспортные потоки подконтрольной им компании.

В 1991 году «Киришинефтехимэкспорт» получил от властей Ленинграда экспортную квоту на 150 тысяч тонн нефтепродуктов, в обмен город должен был получить продовольствие. Это была одна из многих бартерных сделок, организованных Комитетом внешнеэкономических связей (КВС) мэрии, которым тогда руководил Владимир Путин.
Продукты по ряду контрактов не пришли, и Ленсовет начал расследование, пояснил «Огоньку» бывший председатель Ленсовета Александр Беляев. Выяснилось, что коммерсанты нефтепродукты по квоте вывезли, но товар для города покупать не стали, говорит Беляев. Сам Тимченко утверждает, что не имел к той сделке никакого отношения, и выражает уверенность: компания выполнила все обязательства перед городом.

С 1991 года Тимченко работал в финском подразделении СП «Юралс», чуть позже оно сменило название на International Petroleum Products Oy (IPP Oy), а в 1995 году Тимченко возглавил IPP. Позже партнеры приватизировали созданный по их инициативе «Кинэкс». Ключевым партнером компании в регионе стал «Сургутнефтегаз», которому отошел Киришский НПЗ.
В конце 1990-х интересы партнеров по «Кинэксу» разошлись, в итоге Тимченко вместе со шведом, бывшим трейдером Торбьорном Торнквистом создал еще одну компанию по торговле нефтепродуктами — тот самый Gunvor.

Тогда же, в начале 2000-х, Тимченко резко расширяет операции. Если верить отчету комиссии Пола Волкера, которая расследовала махинации вокруг программы ООН «Нефть в обмен на продовольствие», две фирмы с названием Gunvor работали с режимом Саддама Хусейна. Торговля с Ираком шла через «Зарубежнефть», которую возглавлял хороший знакомый Тимченко, ныне глава «Транснефти» Николай Токарев. В общей сложности Gunvor, по данным отчета Волкера, причастен к продаже нефти на сумму порядка 500 млн долларов. В «Зарубежнефти» утверждали, что все поставки были законными.

Но настоящий прорыв в работе Gunvor пришелся на середину нулевых. Если в 2004-м оборот компании был примерно 5 млрд долларов, то к 2007 году обороты Gunvor приблизились к 70 млрд долларов, и Тимченко задумался об экспансии. Бизнесмен создал фонд Volga Resources, который начал скупать активы. В итоге сегодня фонд Тимченко — крупнейший акционер ведущего независимого производителя газа «Новатэк», он же контролирует «Стройтрансгаз», одного из крупнейших в стране подрядчиков при строительстве объектов газовой инфраструктуры. Также Тимченко удалось получить крупные доли в двух крупнейших газовых месторождениях — Южно-Тамбейском (Ямал) и Ангаро-Ленском и в проекте строительства завода по производству сжиженного природного газа на Ямале.

Не забывал бизнесмен и о нефти: его компании стали крупнейшим инвестором и владельцем нефтяного терминала в Усть-Луге (Ленинградская область). В перспективе терминал (планируемая мощность оценивается в 25 млн тонн в год) станет одним из крупнейших в мире. Инвестиции в проект составили более 800 млн долларов США.
Структуры Тимченко стали совладельцами строящегося мазутного терминала в Новороссийске, партнерами при разведке и освоении нефтяных месторождений на шельфе Каспия. Принадлежит ему и крупнейший в стране перевозчик нефти по железной дороге «Трансойл». В прошлом году Gunvor запустил подразделение, рассчитанное на еще один перспективный рынок: торговлю квотами углекислого газа.

Геннадий Тимченко в совершенстве владеет искусством дружбы. С премьером Владимиром Путиным его объединяет спортивный клуб (разумеется, по дзюдо) «Предположение, что своим успехом Gunvor обязан моим связям с бывшим президентом России Владимиром Путиным, неверно,— писал Тимченко на страницах Financial Times в 2008 году.— Gunvor является тем, чем кажется,— эффективным нефтетрейдером, построенным за 10 лет благодаря таким факторам, как превосходная логистика, транспортная система, надежность и цена».

Хорошие отношения связывают Тимченко с нынешними главами крупных госмонополий и госкомпаний — Владимиром Якуниным из РЖД, Николаем Токаревым из «Транснефти» и главой «Совкомфлота» и бывшим министром транспорта Сергеем Франком. По странному стечению обстоятельств, все три компании играют ключевую роль в нефтяном бизнесе: «Транснефть» управляет трубопроводами, от РЖД зависит, придут ли вовремя в порты цистерны с нефтью, а «Совкомфлот» управляет крупнейшим в России танкерным флотом. Глава Федерального агентства по недропользованию Анатолий Ледовских тоже старый приятель Тимченко, как и главы крупных российских нефтегазовых компаний.

Круглые сутки по России перемещаются тысячи цистерн, принадлежащих империи Тимченко: им есть куда спешить: в российских портах — от Балтики до Новороссийска и побережья Тихого океана — их ждут десятки танкеров, арендованных компаниями Тимченко. Через эти компании, в первую очередь Gunvor, проходит до трети всего нефтяного экспорта России, пишет журнал «Огонек».

Pin It

Добавить комментарий