Памяти Александра Михайловича Агапова

Субъективные воспоминания о товарищеском сотрудничестве в ДЯРБ в период с 1996 по 2011 годы и о дружеских отношениях и взаимодействии в последующие годы.

Мысли о необходимости написания воспоминаний о А.М. Агапове появились у меня фактически в тот же день после его смерти и крепли под влиянием телефонных звонков мне наших коллег, в основном из ядерных оружейных центров, в которых коллеги, выражая свою скорбь по поводу этой утраты, говорили одновременно о необходимости сохранения благодарной память о сотрудничестве с ним. Некоторые из моих коллег прямо напоминали мне о том, что я уже ранее писал о  А. М. Агапове.

Мысленно готовясь к прощанию с А.М. Агаповым и заранее переживая эту ситуацию, я просмотрел свою предыдущую статью о нём 2011 года и в своих выступлениях на траурных мероприятиях, которые проходили 18 февраля 2016 года  в здании Минсредмаша СССР – Минатома России – Госкорпорации Российской Федерации по использованию атомной энергии я повторил не мной придуманную сентенцию о конечности человеческой жизни  и неизбежности физической смерти каждого человека, после которой он некоторое время, в зависимости от масштаба своей личности и содеянного им, продолжает оставатьсяв информационном поле, а в зависимости от своих человеческих качеств хорошего человека продолжает жить в памяти своих современников и их потомков.

Я также говорил  о жизнелюбии и жизнеутверждающей философии и стиле жизни Александра Михайловича. И мне было понятно, что все выступавшие на траурных мероприятиях отмечали лидерские профессиональные и человеческие качества Александра Михайловича, его доброжелательную коммуникабельность, жизнелюбие и жизнеутверждающий оптимизм даже в последние годы его жизни в условиях личных потрясений и тяжёлой болезни. В связи с этим я посчитал необходимым  рассказать о некоторых эпизодах нашего сотрудничества именно в стиле жизнелюбия и моего личного восприятия, не претендуя на роль биографа Александра Михайловича, но стремясь к продлению его жизни в памяти коллег и друзей.

И поскольку я тесно сотрудничал с Александром Михайловичем лишь с конца 1996 года, когда я был переведен из РФЯЦ ВНИИТФ в Центральный аппарат Министерства на должность заместителя начальника Департамента безопасности, экологии и чрезвычайных ситуаций (в дальнейшем просто — Департамент), и, согласно его неоднократным высказываниям, был его единомышленником, способствующим  общим успехам Департамента и его личным успехам  лидера коллектива, то, опять же, не претендуя на роль его биографа, приведу лишь укороченную мною справку о работе А.М. Агапова из раздела «Персоналии» на сайте Российского атомного сообщества:

Агапов Александр Михайлович родился 12 декабря 1947 года в Новосибирске. В 1972 году окончил Московский инженерно-физический факультет. В 1972—1977 годах работал во Всероссийском научно-исследовательском институте оптико-физических измерений (по словам А.М. Агапова это был его первый опыт научной деятельности). С 1977 года по 1997 год работал  на разных должностях в Минсредмаше  СССР – Минатоме России (с трёхлетним перерывом с 1983 по 1986 год, когда он работал в 3-ем ГУ при Минздраве СССР, что дало ему возможность впоследствии говорить, что он «физик минус врач»). В октябре 1997 года  он был назначен заместителем начальника  ДБЭЧС Минатома России, а затем и Директором Департамента (к чему я имел непосредственное отношение как заместитель начальника ДБЭЧС В. А. Губанова и о чём я впоследствии ни разу не пожалел, поскольку всегда находил понимание и поддержку как при обсуждении проблем и способов их решения в кабинете А.М. Агапова, о чём свидетельствует приводимая фотография, так и при проведении конкретных работ на производственных площадках, о чём я буду говорить далее).


Обсуждение проблем и способов их решения в кабинете вновь назначенного Директора ДБЭЧС А.М. Агапова

С 2011 года А. М. Агапов работал в НИЯУ МИФИ в качестве советника ректора и заведующего кафедрой №1, а с 2012 года возглавил Институт глобальной ядерной безопасности. В декабре 2015 года назначен директором Института глобальной ядерной безопасности и физической защиты Госкорпорации «Росатом» (который был организован по его инициативе на базе прежнего ИГЯБ и благодаря его неиссякаемой энергии и в котором он предполагал продолжить сотрудничество со своими давними коллегами по ДЯРБ).

А далее я хочу вспомнить мою статью 2011 года «А. М. Агапов – коллега, товарищ, начальник. (Взгляд с близкого расстояния)», в которой  я использовал эпиграф:

В поте лица твоего будешь добывать хлеб свой……и воздаяние человеку – по делам рук его.

Библия

Статья была написана в переломный год в жизни А.М. Агапова, когда ему  было предложено перейти из Госкорпорации в созданный фактически им ИГЯБ. Сейчас снова произошёл уже кардинальный перелом - завершение  жизни А.М. Агапова. Пришла пора в новое время и в новых условиях отдать долг памяти и уважения Агапову Александру Михайловичу. Но чтобы сохранить определённую историческую последовательность воспоминаний, я использую структуру и  отдельные фрагменты моей прежней статьи и внесу в неё существенные дополнения – фактически напишу новую статью. Старая статья начиналась следующим текстом:

31 января 2011 года завершился наиболее значимый и результативный этап трудовой деятельности Александра Михайловича Агапова. Одним из заключительных событий этого этапа было собрание сотрудников Департамента в кабинете Директора Департамента и вручение ему ордена атомной отрасли «Е.П. Славский» заместителем генерального директора Госкорпорации «Росатом» И.М. Каменских.


Вручение ордена атомной отрасли «Е.П. Славский» заместителем генерального директора Госкорпорации «Росатом» И.М. Каменских

Не вдаваясь в вопросы периодизации биографии Александра Михайловича Агапова, я бы связал начало этого этапа с приходом на пост Министра Минатома России Адамова Евгения Олеговича в марте 1998 г. и его действиями по обновлению руководства Минатома, в результате которых от должности начальника Департамента безопасности, экологии и чрезвычайных ситуаций был освобожден В.А. Губанов, а на должность начальника ДБЭЧС был назначен его тогдашний заместитель А.М. Агапов. На протяжении последующего времени названия Департамента неоднократно менялись, но чтобы не путаться будем употреблять по всему тексту слово «Департамент».

Жизнь распорядилась так, что весь рассматриваемый этап и даже несколько больше, с 1996 г., мы прошли с А.М. Агаповым, что называется, плечом к плечу на основе уважения к практике и заветам отцов-основателей атомной отрасли и традиций МСМ, о чем и должна свидетельствовать, на мой взгляд, следующая фотография в фойе Минатома у легендарного Министра Ефима Павловича Славского.


Александр Михайлович Агапов и Геннадий Абрамович Новиков в фойе Минатома России у легендарного Министра Ефима Павловича Славского в год 65-летия атомной отрасли

В связи с этим мои дальнейшие воспоминания будут носить субъективно-личностный характер, но будут опираться на реальные факты и выпущенные документы.

К моменту назначения Агапова А.М. на пост начальника Департамента произошли, на мой взгляд, два важнейших события в жизни Департамента:

Во-первых, Департамент стал курировать безопасность ядерного оружейного комплекса (с конца 1996 г.), чем раньше не занимался. Для  этого  в нем после моего перевода из одного из ведущих центров ЯОК – РФЯЦ ВНИИТФ по инициативе Георгия Александровича Цыркова, поддержанной Виктором Никитовичем Михайловым, был создан новый отдел специальной безопасности ЯЗ и ЯБП под руководством принятого на работу Александра Борисовича Соколова, кандидата технических наук  и возник целый ряд новых направлений деятельности.

Во-вторых, численность Департамента с уходом В.А. Губанова была сокращена чуть ни в два раза при увеличении количества функций. Поэтому основным смыслом работы нового начальника, на мой взгляд, стала организационно-кадровая работа, практически борьба за выживание Департамента. Надо было так распределить функции и организовать работу коллектива, чтобы успешно выполнять эти многочисленные функции явно недостаточным количеством специалистов Департамента. Главной задачей в это время стало создание качественно нового трудового коллектива, проникнутого духом высокой ответственности за порученное дело, подлинного товарищества и взаимовыручки в духе традиций МСМ, а также борьба за увеличение численности коллектива. В результате личных обращений и написания нескольких служебных записок непосредственно Министру с обоснованием необходимости увеличения численности Департамента для выполнения новых функций по курированию безопасности и начатому нами лицензированию предприятий ЯОК нам удалось убедить  Е.О. Адамова и несколько увеличить численность Департамента, впрочем не достигнув предыдущего уровня численности. Пришлось воевать не числом, а умением.

Другим, не менее важным направлением этой организационно-кадровой работы явилось совершенствование имеющихся и создание новых внутриотраслевых связей Департамента с организациями отрасли, в том числе с отраслевыми лабораториями и отделами, непосредственно со службами ЯРБ организаций, создание рабочих органов по лицензированию, сертификации и базового  предприятий по безопасности ЯОК. В это время также были укреплены или созданы новые связи с организациями других Министерств и ведомств (Минобороны России, Минздрав России и ФМБА России, МЧС России, Госатомнадзор и др.) и широко использовалась практика опоры на «старые кадры» Департамента — ветеранов отрасли.

В результате этой, прямо скажем, героической деятельности коллектива Департамента, и личных инициатив и настойчивости – высоких лидерских качеств А.М. Агапова, была создана стройная и мощная система организационно технических систем обеспечения безопасности атомной отрасли.

Здесь как раз хорошо было бы привести историческую справку о деятельности Департамента, тем более, что идея написания истории Департамента и установления Дня Департамента неоднократно нами обсуждалась, но так и не была реализована из-за постоянной оперативной напряженности, а жаль. Тем не менее, я приведу некоторые, наиболее важные и близкие мне результаты деятельности Департамента в этот период.

Основной системной заслугой того периода я считаю участие Департамента в создании организационно технических систем обеспечения безопасности атомной отрасли, значительная часть которых была инициирована и организована непосредственно Департаментом. Перечень таких систем приведен в книге А.М. Агапова и Г.А. Новикова «Культура ядерной и радиационной безопасности: государственные гарантии; идеология, принципы и способы реализации» Издание второе, переработанное и дополненное. г. Санкт-Петербург, НОУ ИДПО «Атомпроф», 2010 г.  В этой же книге приведена хронология создания основных организационно-технических систем  (стр. 92, 107, 108, соответственно). Там же мы сформулировали Миссию Департамента в следующем виде:

ДЯРБ, сознавая свою ответственность за исполнение своих функциональных обязанностей, стоит за неукоснительное обеспечение безопасности как фундаментальную основу и непременное условие инновационного опережающего развития атомной отрасли вне зависимости от степени амбициозности  разрабатываемого проекта.

Эти свои функциональные обязанности ДЯРБ реализует разными путями:

  • методами государственного управленческого воздействия, базирующимися в первую очередь на административном праве;
  • разработкой и оптимизацией документов нормативного правового регулирования;
  • использованием государственных и отраслевых систем обеспечения безопасности;
  • путем разработки и реализации ФЦП;
  • посредством обсуждения и пропаганды проблем и принципов обеспечения безопасности в кругу профессионалов и с широкой общественностью, в том числе в институтах повышения квалификации, на конференциях, семинарах и совещаниях, в средствах массовой информации.

И сделали основной вывод:

«В результате целенаправленной работы в течение последних 10-15 лет, организованной и проводимой ДЯРБ совместно с организациями отрасли и иных заинтересованных ФОИВ, удалось практически создать современный облик системы обеспечения ЯРБ, использующей лучшие научно-методические и организационно-технические достижения предыдущих лет, нацеленной на обеспечение безопасности в условиях реформирования отрасли, ее дальнейшего инновационного развития на просторах российского и международного рынков, на принципах административно-правового регулирования безопасности и внедрения культуры безопасности, требований и норм МАГАТЭ».

Сегодня, отступая от текста своей предыдущей статьи, я хочу выделить три основных направления в деятельности Департамента под руководством А.М. Агапова и лично А.М. Агапова.        

Во-первых, продолжая свою прежнюю деятельность, начатую ещё на посту начальника отдела ГО и ЧС при В.А. Губанове, уже на новых должностях заместителя и директора Департамента А.М. Агапов с ещё большей ответственностью занялся  консолидацией и оптимизацией АСС Минатома России и системы реагирования на ЧС, являющейся единственной подсистемой Единой Государственной системы реагирования на ЧС, способной профессионально работать при наличии радиационных поражающих факторов при авариях на гражданских объектах России, а также в оборонном комплексе (в сотрудничестве с МО Российской Федерации в необходимых случаях). Эта деятельность выводила А.М. Агапова непосредственно на государственный и даже на международный уровень и активно поддерживалась Министром Евгением Олеговичем Адамовым. В результате уже в октябре 1998 года был создан Ситуационно – Кризисный Центр Минатома России. Теоретические основы и практический опыт создания и эксплуатации СКЦ были впоследствии изложены в монографии: А.М. Агапов, Г.А. Новиков, А.А. Снытников, С.Н. Смирнов «Ситуационно-Кризисный Центр.» Москва, «ГЕЛИОС АРВ», 2014.

Надо отметить, что эта монография была не первой научно-технической публикацией в этой области. Я хочу вспомнить брошюру «Силы и средства для ликвидации чрезвычайных ситуаций с радиационными последствиями», разработанную под редакцией А.М. Агапова группой авторов и изданную в 2002-ом году при участии и активном содействии Президента Информационной ассоциации предприятий атомной энергетики и промышленности «Информ-Атом» Андрея Борисовича Фёдорова в созданной А.М. Агаповым при поддержке Первого заместителя Министра, члена-корреспондента РАН Михаила Ивановича Солонина БиблиотекеДепартамента безопасности и чрезвычайных ситуаций Минатома России.

Надо сказать, что А.М. Агапов умел находить единомышленников и устанавливать с ними деловые товарищеские отношения. Это способствовало тому, что Департамент успешно выполнял функции Постоянно действующего органа управления Отраслевой системы реагирования на ЧС в тесном сотрудничестве с Органом повседневного управления — ФГУП «СКЦ  РОСАТОМА». В рамках осуществления этих функций поинициативе Александра Михайловича были консолидированы Аварийно Спасательные Формирования под эгидой Аварийно Технического Центра Минатома России в Санкт-Петербурге – директор Виктор Иосифович Стовбур.

Под председательством Агапова А.М. проводилась аттестация АСФ и спасателей отрасли Центральной Аттестационной Комиссией Минатома России. Спасатели проходили периодическое обучение на курсах  в институтах повышения квалификации Минатома. Непосредственное участие в подготовке лекционных материалов для курсов и в чтении лекций было одной из обязанностей ряда сотрудников Департамента. 

В процессе работы по созданию и совершенствованию организационно-технических систем и особенно систем реагирования на ЧС и оптимизации аварийно-спасательной службы Минатома А.М. Агапов ощутил потребность серьезно заняться научными исследованиями, к чему его подталкивали деятельность Департамента и определённое давление некоторых сотрудников. Результатом этой личной научной работы стала защита А.М. Агаповым сначала кандидатской, а затем и докторской диссертации в независимых от Минатома и весьма авторитетных организациях – Академии Ракетных Войск Стратегического Назначения им.Петра Великого (защита кандидатской диссертации) и Научно-исследовательском центре Безопасность технических систем Минобороны России. На следующей фотографии как раз и представлен А.М. Агапов вместе с членами диссертационного совета НИЦ БТС 12 ЦНИИ МО после защиты докторской диссертации 14.11.2007 года. 


После защиты докторской диссертации А.М. Агапова в НИЦ БТС 14.11.2007

Несомненным достоинством отраслевой системы реагирования на ЧС является ее постоянное участие в отраслевых, межотраслевых и международных учениях (особенно с США, Францией, Северо-западными странами Балтийского бассейна и др.), а также ликвидация тех, к счастью немногочисленных, аварий и весьма значимых радиационных аварийных ситуаций, например,  на Северном Кавказе, в которых А.М. Агапов принимал личное участие, часто в качестве руководителя работ.

Мне, в соответствии с распределением функций внутри Департамента, не пришлось принимать большого участия в учениях, в которых непосредственно участвовали сотрудники отдела ГО и ЧС Департаментатакие как Алдошин Ю.П.,  Куликов Е.В., Лезгинцев Е.Г., Трофимов Н.Д. и АСФ Минатома.

Было бы не просто интересно, но даже необходимо для сохранения критических знаний и передачи опыта увидеть воспоминания участников учений и тренировок. Я же здесь вспомню о нескольких учениях и семинарах по вопросам реагирования на ЧС, в которых мне довелось участвовать вместе с Александром Михайловичем.

Одним из них был международный научно-практический семинар на АЭХК, с проживанием участников в посёлке Листвянка на Байкале. Я не буду касаться производственных вопросов, а немного вспомню, так сказать, о духе семинара и человеческих отношениях между участниками Российской стороны, во главе с А.М. Агаповым, и  участниками от ДОЕ США, во главе с адмиралом Кролом.  Групповая фотография участников семинара приведена ниже.


Участники международного научно-практического семинара на АЭХК

На семинаре была насыщенная научно-информационная программа с взаимными докладами и демонстрацией технических средств для реагирования на ЧС.

Фрагмент выступления с докладом А.М. Агапова представлен на следующей фотографии, на которой после стола, за которым сидит также выступавший на семинаре директор ИБРАЭ РАН, член корреспондент РАН Л.А. Большов, располагаются члены делегации США с русской переводчицей.


Доклад на международном научно-практическом семинаре на АЭХК

На семинаре была также насыщенная культурная программа, которая, на мой взгляд, совершенно необходима для такого рода мероприятий, поскольку помогает создать доверительно-дружеские отношения между будущими участниками ликвидации возможных ЧС и проведения опасных и ответственных работ, в которых приходится доверяться и полагаться на взаимовыручку.

В рамках культурной программы было посещение лимнологического музея Байкала и этнографической деревни. В лимнологическом музее мы и живые нерпята в аквариуме с любопытством наблюдали друг за другом через стекло аквариума, а затем было коллективное виртуальное погружение участников семинара на дно Байкала.

В этнографической деревне в отсутствии посторонних любопытных глаз можно было спокойно поговорить, обсудить некоторые проблемы и договориться о дальнейшем взаимодействии. В частности А.М. Агапов дружески беседовал с ответственным за наш приём на Байкале заместителем главного инженера АЭХК, кандидатом технических наук, Заслуженным экологом России и заядлым охотником, разработчиком одной из дозиметрических методик измерения на основе твёрдотельных термолюминисцентных детекторов и вообще хорошим человеком Александром Александровичем Козловым. И кто знает, может быть эта беседа способствовала получению Премии Правительства России 2004 года за разработку этой методики группе сотрудников, включая А.А. Козлова и заместителя Департамента Александра Павловича Панфилова (который, по моему мнению, получил эту награду совершенно заслужено, так же, как и впоследствии был награждён медалью Вернадского В.И.).


В этнографической деревне на прогулке

В этнографической деревне за беседой с А.А. Козловым

Кроме того мы совершили морскую прогулку по Байкалу на экологическом теплоходе, в процессе которой пристали к берегу рядом с домом лесника, у которого была истоплена русская баня. И здесь Агапов уговорил адмирала Крола попариться в русской бане и любитель парной, нынешний заместитель директора Департамента Евгений Николаевич Глухих не пожалел своих сил и способностей для того, чтобы Крол ощутил всю прелесть русской парной. После чего Агапов личным примером завлёк Крола в Байкал. Но даже такие «моржи» как Агапов и Крол смогли только слегка и то не полностью окунуться в холодные июльские воды Священного Байкала и проворно выскочили из них.

В этом эпизоде проявились жизнелюбие и склонность к шутке А.М. Агапова, а также его манера поведения, отличающаяся равным дружелюбным отношением к своим коллегам разного уровня. Я наблюдал это неоднократно и дома и в заграничных командировках, когда А.М. Агапов, сознавая свой статус и достоинство  государственного служащего и даже представителя государства,  не допускал по отношению к своим  или иностранным специалистам ни превосходства в поведении, ни заискивания даже перед высокопоставленными и именитыми иностранцами. Видимо такое поведение импонировало «морскому волку» адмиралу Кролу, который буквально подружился с А.М. Агаповым, о чём свидетельствует ещё одна фотография группы единомышленников на память по случаю завершения семинара.


Единомышленники

Само же завершение семинара состоялось, как и положено гостеприимным хозяевам, в обеденном зале за дружескими столами, но с заключительным выступлением А.М. Агапова.


Заключительное слово на дружеском обеде семинара

Как видно, американские гости с интересом и вниманием слушают заключительное выступление А.М. Агапова. Справедливости ради надо сказать, что его выступления всегда были информативны, интересны и образны, привлекали внимание и пользовались успехом в любой аудитории.

Я ещё хочу вспомнить проведение учебно-методического семинара с участием адмирала Крола и других специалистов ДОЕ США в АТЦ Минатома России у нашего хорошего коллеги В.И. Стовбура в Санкт-Петербурге и на ближайшем полигоне МЧС, на котором мы обменялись произнесением учебных лекций. Затем американцам были показаны кабинеты и оборудование АТЦ СПб, которое произвело на них благоприятное впечатление, особенно аппаратура и методика для поиска радиоактивных источников разработки ведущего сотрудника АТЦ С.К. Васильева. А на полигоне МЧС был развёрнут командный пункт по реагированию АТЦ на ЧС – потерю радиоактивного источника и две группы специалистов США и АТЦ со своим оборудованием искали по своим методикам и нашли заранее спрятанный на территории полигона радиоактивный источник. Затем был проведен разбор учения и А.М. Агапов огласил решение о том, что «победила дружба и обе группы успешно справились с заданием».

У меня дома не оказалось под рукой подтверждающих фотографий с этого учения, но я приведу фотографию с не менее интересного учения на судоремонтном заводе «Нерпа», на котором была дополнительно предусмотрена эвакуация пострадавшего и оказание ему медицинской помощи силами приданной медицинской службы.


Группа участников учения на судоремонтном заводе «Нерпа». Рядом с А.М. Агаповым как обычно стоит адмирал Крол

Ну и последнее учение, о котором я хочу здесь вспомнить потому, что оно проводилось ДОЕ США вблизи Вашингтона и на него была приглашена группа из России с участием А.М. Агапова и меня. Руководил учением из кризисного центра в ДОЕ адмирал Крол, который встретил нас как старых знакомых, и мы в этом центре в ДОЕ присутствовали в процессе учений.

Замысел учения состоял в том, что террористы взорвали самодельное ядерное взрывное устройство вблизи Вашингтона и на месте взрыва надо было ликвидировать его последствия силами аварийного формирования. Кролу по средствам связи кризисного центра доложил обстановку с места взрыва и он отдал первые распоряжения на детальную разведку места взрыва и реагирование. Я задал вопрос Кролу о мощности взрыва, на что он ответил, что мощность оценивается примерно в 10 Кт. Я поинтересовался, где террористы могли достать или сделать ядерное взрывное устройство близкое по мощности к первым боевым атомным бомбам США. Этот вопрос видимо затруднил Крола и он начал что-то выяснять и затем пояснять.

Агапова заинтересовала эта ситуация и он решил несколько усугубить её своими вопросами. В результате, мы скорее из дружеских чувств и стараясь усложнить задачу, поскольку вспомнили наставление А.В. Суворова: «Тяжело в учении – легко в бою», начали задавать Кролу «неудобные вопросы», с которыми адмирал Крол всё же справился, хотя и с некоторыми затруднениями. В этот же или на следующий день нас допустили в ФБР США на лекцию по организации и методам борьбы с ядерным терроризмом в США. При этом нам польстили, сказав, что мы первая группа из Минатома, посещающая ФБР. Возможно это была ответная реакция на первое погружение адмирала Крола в Байкал.

А затем нас повезли на авиабазу под Вашингтоном, на которой базируется Центр США по противодействию и борьбе с ядерным терроризмом. И здесь адмирал Крол, демонстрируя добрый юмор, с серьёзным видом заявил, что он сомневается, можно ли пускать на территорию базы Новикова? И когда Агапов спросил: «Почему?», то Крол ответил: «Ладно, под Вашу ответственность и если Новиков не будет задавать вопросы». На базе мы прежде всего прослушали содержательную лекцию начальника антитеррористического центра. А когда он её закончил и спросил : «У кого есть вопросы?», то я поднял руку и сказал: «Я должен задать два вопроса, потому, что адмирал Крол предупредил меня, что он пускает меня на базу только с условием, что я задам два вопроса». После всеобщего смеха я действительно задал два вопроса. Агапов тоже не молчал и возник небольшой обмен мнениями по этой серьёзной проблеме.

Я вспоминаю об этом потому, что специалисты — профессионалы легко могут найти общий язык и договориться между собой даже в очень серьёзных ситуациях. Александру Михайловичу это всегда удавалось со специалистами разных стран.

После лекции нам показали очень хорошее оборудование по радиационной разведке местности и поиску радиоактивных источников, размещённое на наземных и воздушных средствах передвижения.

Во время своего пребывания в Вашингтоне у нас также была культурная программа и прогулки по городу, по которому рядом с нами, не боясь нас, бегали белки. Нам удалось осмотреть выставку военной техники на открытой площадке, посетить Национальную картинную галерею и Национальный музей авиации и космонавтики с самолётом братьев Райт и современной космической техникой США. Ну и конечно же мы должны были где-то перекусить после прогулок.


Это прогулка по Вашингтону с узнаваемым куполом Капитолия

А это мы отдыхаем почти на лужайке перед Белым домом

В Национальном музее авиации и космонавтики США

Одним воздухом Вашингтона сыт не будешь, да и в горле что-то пересохло

Второе направление в деятельности Департамента, которое мне хотелось выделить, связано с законотворческой и нормотворческой деятельностью, в том числе с участием в разработке проектов законов и особенно в разработке концепции атомного права. В процессе этих работ мы неоднократно участвовали в проведении круглых столов и симпозиумов по актуальным вопросам международного ядерного права и законодательного обеспечения развития атомной отрасли, а также  в заседаниях по атомному законодательству в комитете Государственной Думы по энергетике. Здесь мы тесно взаимодействовали с профессором Абрамом Исааковичем Иойрышем и ведущим научным сотрудником Ольгой Абрамовной Супатаевой Института государства и права РАН. Нам с Агаповым довелось также  на протяжении ряда лет быть экспертами Комитета Госдумы. А в Минатоме была создана секция №12 по атомному законодательству НТС Министерства, в работе которой мы принимали постоянное и деятельное участие.

В конце концов в Отраслевом нормативном центре Минатома России ЦНИИАТОМИНФОРМ в 1999г. был разработан проект документа «КОНЦЕПЦИЯ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ АТОМНОЙ ЭНЕРГИИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ», который так и не принят до настоящего времени.

Мы же — А.М.Агапов, М.В. Михайлов, Г.А. Новиков неоднократно выступали с докладами и статьями на эту тему на сайтах PRoAtom и Atomic-energy.ru, в том числе, например, со статьёй   «Правовое обеспечение безопасности инновационного развития ядерных технологий в Российской Федерации» (сайт Atomic-energy.ru 18.05.2010г.).

Но здесь я бы особо  отметил основополагающий вклад А.М. Агапова в разработку «Основ государственной политики в области обеспечения ЯРБ», за что ему была объявлена благодарность Совета Безопасности России, а также фактическое руководство и непосредственное участие в разработке ФЦП по обеспечению ЯРБ, как программно-целевого метода реализации Основ. Эти документы имеют статус и значение государственного уровня и позволяют решать принципиально важные проблемы атомной отрасли, в том числе так называемые отложенные проблемы Минсредмаша или проблемы негативного ядерного наследия. В связи с этим следует упомянуть статью на сайте Atomic-energy.ru 2010г. «Государственная политика в области обеспечения ядерной и радиационной безопасности при использовании атомной энергии в Российской Федерации» /А.М. Агапов, М.В. Михайлов, Г.А. Новиков /.  Отмечу также достаточно результативное участие Департамента в разработке ФЗ о Госкорпорации «Росатом», обеспечившее наличие в законе хорошо проработанных статей, регламентирующих ЯРБ.

А вообще говоря это направление деятельности тесно связано со следующем направлением деятельности Департамента и лично А.М. Агапова, которое можно сказать определило область деятельности Александра Михайловича после ухода его из Департамента. Это деятельность в области повышения квалификации. Действительно, читая лекции или выступая с докладами и публикациями для повышения квалификации слушателей и читателей, неизбежно приходится  говорить о действующем  атомном законодательстве, регулирующем деятельность, и о его недостатках и о направлениях его совершенствования и развития. Поэтому наши статьи и доклады в области атомного законодательства были собраны в учебно-методических пособиях и сборниках материалов различных форумов, семинаров и конференций. Я приведу здесь фотографии только двух таких сборников – пособий. Первый из них издан в уже упомянутой Библиотеке ДБЭЧС Минатома России. А второе учебно-методическое пособие вышло в НОУ ИДПО «Атомпроф» г. Санкт-Петербург.

Можно констатировать, что Департамент и лично А. М. Агапов играл безусловно лидирующую роль в Министерстве и Госкорпорации «Росатом» по вопросам повышения квалификации руководителей и специалистов по вопросам ЯРБ, а также спасателей Минатома, в организации отраслевых, межотраслевых и международных семинаров, симпозиумов и конференций, в проведении круглых столов в Государственной Думе по вопросам ЯРБ и других подобных мероприятий. И здесь личный вклад А.М. Агапова как раз наиболее заметен для внутренних и внешних наблюдателей как организатора, лидера и ученого, имеющего большой практический опыт и официальную квалификацию доктора технических наук. Возможно, это обстоятельство и сыграло свою роль в завершении рассматриваемого этапа и определении направления дальнейшей деятельности А.М. Агапова.

В своё время А.М. Агапов явился создателем вместе с НОУ ИДПО «Атомпроф» г. Санкт-Петербург ежегодных Международных ядерных форумов. И здесь я приведу несколько фотографий его участия в качестве председателя и докладчика  нескольких ядерных  форумов, на которых часто раздавались наши книги по культуре безопасности, пока не кончился весь тираж.



На входе в здание Санкт-Петербургского филиала ЦИПК в период проведения международного ядерного форума и на трибуне форума

Можно сказать, что Агапов не очень любил трибуну и предпочитал сходить со сцены, чтобы быть ближе к участникам форума или усаживался в зале вместе с участниками.

Приезжая на форум, Агапов любил пообщаться с коллегами из созданного им АТЦ Минатома России или НИЦ БТС, в котором он и защищал докторскую диссертацию.


С начальником АТЦ С-Пб В.И. Стовбуром в Кронштадте

С коллегами из НИЦ БТС 12 ЦНИИ МО во дворце графа Кочубея в Санкт-Петербургет у портрета графа и на обеде

Кстати, ведущий научный сотрудник, доктор технических наук НИЦ БТС  Валерия Арисовна Волкова, проработавшая более 60-ти лет практически с момента основания этой воинской части, член Учёного Совета и Диссертационного Совета, на котором защищался А.М. Агапов, написала следующие стихи по поводу защиты Агапова, которые были помещены в сборник стихов «По следам минувших лет», посвящённый 60-летию в/ч 70170 и изданный в Санкт-Петербурге в 2014-м году:

Практически с момента назначения А.М. Агапова начальником Департамента и когда Департамент стал курировать безопасность ЯОК Агапова стали узнавать и принимать в организациях ЯОК как участника разных совещаний и семинаров по безопасности и реагированию на ЧС. В подтверждение этого приведу несколько фотографий из РФЯЦ ВНИИЭФ.


Вместе с начальником отдела специальной безопасности Департамента к.т.н. А.Б. Соколовым у здания управления (Красного дома) РФЯЦ ВНИИЭФ

На этой же улице выше Красного дома с участниками совещания по безопасности ЯОК с чётко обозначенным лидером совещания в центре группы

Были и другие поездки  в ЯОК и в организации 12 ГУ Минобороны РФ, связанные с торжественными мероприятиями.


На юбилее члена корреспондента РАН Баррикада Вячеславовича Замышляева в 12 ЦНИИ МО, Сергиев Посад (сидит командир ЦНИИ адмирал С.Ф Перцев)

На юбилее Почётного Главного конструктора ЯБП Аркадия Адамовича Бриша

Завершить свои воспоминания о деятельности А. М. Агапова на рассматриваемом этапе 1998—2011 г. я хочу словами, повторяющими высказывание легендарного Министра МСМ Е.П. Славского, который считал своей главной заслугой создание высокопрофессиональной и ответственной артели работников МСМ.

Действительно, Александру Михайловичу Агапову удалось создать такую артель в стенах Департамента, артель, использующую таланты штатных сотрудников, опыт и знания ветеранов, с которыми Департамент поддерживает товарищеские отношения, артель, активно работающую с коллегами из многих организаций атомной отрасли и заинтересованных ФОИВ.

Эта артель дружно вышла к главному входу в здание МСМ накануне дня празднования 65-летия победы в Великой Отечественной Войне и в год 65- летия атомной отрасли.


У главного входа вздание МСМ накануне дня празднования 65-летия победы в Великой Отечественной Войне и в год 65- летия атомной отрасли

В 2011 году у А.М. Агапова впереди ещё были не менее грандиозные планы и новый, к сожалению не столь продолжительный  этап деятельности и жизни, омрачённый трагическими событиями в личной жизни.

Надо сказать, что, хотя направление деятельности на новом этапе деятельности Агапова с  2011 года родилось в стенах Департамента и зафиксировано в разработанной нами концепции создания Международного института глобальной ядерной безопасности (ИГЯБ), как института непрерывного обучения и подготовки кадров для нового этапа развития атомной отрасли, оно было поддержано руководством Госкорпорации «Росатом» и ректором МИФИ. Опираясь, на резолюцию-распоряжение Генерального директора Госкорпорации «Росатом» С.В. Кириенко о подготовке документов по созданию ИГЯБ, я рискну сказать, что тем самым С.В. Кириенко лично поставил А.М. Агапову новую стратегическую задачу его дальнейшей деятельности. Это вполне согласуется с логикой развития атомной отрасли, основными условиями которого являются наличие высокопрофессиональных специалистов, приверженных культуре безопасности, и безусловное обеспечение социально-приемлемого уровня безопасности, особенно ее ядерной и радиационной составляющих.

На новом этапе деятельности А.М. Агапов должен был выполнять функции заведующего кафедрой и проректора МИФИ в начале этой деятельности с выходом на роль директора ИГЯБ в дальнейшем.

На заключительной встрече с сотрудниками Департамента  в 2011 году А.М. Агапов выразил надежду на тесное сотрудничество с работниками ДЯРБ, с работниками организаций атомной отрасли и всеми теми, кто заинтересован в развитии атомной отрасли и готов внести свой вклад в обеспечение ее современными высокопрофессиональными кадрами и в обеспечении ядерной и радиационной безопасности России.

В 2015 году А.М. Агапов поставил перед собой новую большую задачу по реорганизации ИГЯБ и переводу его в систему Государственной корпорации «Росатом». В это же время была создана секции №11 физической защиты НТС Госкорпорации под председательством А.М. Агапова. В декабре 2015 года он был назначен директором «Института глобальной ядерной безопасности и физической защиты Госкорпорации «Росатом».

Но в это же время развивалась тяжёлая болезнь А.М. Агапова, с которой он мужественно боролся, не теряя оптимизма и не прекращая своей деятельности. Более того, он строил большие планы на её успешное продолжение и неоднократно говорил мне, что

«нам предстоит большая работа и мы должны осваивать новые направления своей будущей совместной деятельности» и что «мы ещё повоюем!»

О большом запале оптимизма, мужестве и жизненной энергии А.М. Агапова говорили многие его коллеги, выступавшие на траурных мероприятиях прощания с Александром Михайловичем в Госкорпорации «Росатом» 18 февраля 2016 года. Говорили и о том, что память о нём должна сохраняться его коллегами и друзьями, продолжая его жизнь в истории атомной отрасли. Было даже предложение рассмотреть вопрос о присвоении его имени созданному им институту. И здесь я хочу сделать небольшое философское отступление в духе А.М. Агапова, предшествующее практическому выводу о сохранении памяти о А.М. Агапове.

Я напомню известное высказывание о том, что «истории, собственно говоря, не существует, а существуют биографии отдельных личностей» и практическое указание учёных-историков: «При изучении прошлого на первый план должны выходить  не поступки, а люди, совершающие эти поступки, и мотивы их действий, поскольку история  есть наука, изучающая в хронологическом развитии человеческую деятельность во всей  её конкретности и многообразии». Я бы сказал: «Не протокол и перечень фактов, а человеческие качества и взаимоотношения, обеспечившие реализацию фактов. Культура социального человека – деятеля».

И если мы действительно хотим сохранить память о А.М. Агапове, то проще всего и лучше всего организовать составление и выпуск сборника воспоминаний о А.М. Агапове его коллег и товарищей, поскольку лишь слово лучше всего сохраняется в истории согласно сказанному поэтом И.А. Буниным:

«Лишь слову жизнь дана: Из древней тьмы, на мировом погосте, Звучат лишь Письмена.»       

И здесь я снова возвращаюсь к давнему предложению, сделанному в адрес бывшего руководителя Департамента А.М. Агапова, о разработке и выпуске Истории Департамента, которое им было поддержано, но, к сожалению, не реализовано. Может быть, нынешнему руководству Департамента в сотрудничестве с Ветеранами Департамента удастся его реализовать не для праздного любопытств, «не корысти ради, а пользы для.»

И для того, чтобы завершить свои воспоминания на жизнеутверждающей ноте, я приведу несколько фотографий, которые демонстрируют присущую А.М. Агапову любовь к жизни и стремление к общению со своими коллегами в дружеской неформальной обстановке, его любовь к искусству, музыке и душевной песне. Давайте запомним А.М. Агапова не только как грамотного специалиста и лидера в ряде направлений деятельности, но и как жизнерадостного и весёлого человека, тамаду дружеских застолий и душу компаний с гитарой в руках и песней на устах.


Однажды вечером в кабинете Директора Департамента

Тамада на моём юбилее в столовой здания Росатома


На новогоднем вечере в Росатоме, 2009 год


На своём юбилее в столовой здания Росатома

Однажды в Санкт-Петербурге, случайно, у красивого здания с давними коллегами

На юбилее СКЦ

P.S. От автора: Не стреляйте в пианиста, он играет как умеет … и как слышит в своей душе и в своей памяти, а, так же — с надеждой, не поцарапать своим шероховатым исполнением ничьих нежных ушек.

Ветеран атомной отрасли,
заместитель директора Департамента  в 1996—2006 годы 
Г.А. Новиков, 
18 – 23 февраля 2016 года

Pin It

Добавить комментарий