Энергоэффективные Россия и Европа – к одной цели, но разными путями

Энергоэффективные Россия и Европа – к одной цели, но разными путямиВопросы энергосбережения и энергоэффективности являются приоритетными в экономической политике большинства стран мира и Россия, во всяком случае, формально не стала исключением. Стартовым в нашей стране стал Федеральный Закон «Об энергосбережении», принятый еще в 1996 году, а с 2001 года начался диалог по энергетике между Россией и ЕС, Россией и мировым сообществом, развивавшийся на саммитах в Генуе, Эвиане, Си-Айленде, Глениглсе, Санкт-Петербурге и, наконец, на 65-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке, где Россия подтвердила свое намерение повысить энергоэффективность экономики к 2020 году на 40%.

Возможно, такое амбициозное заявление является воплощением без устали повторяемой Президентом Медведевым фразы «государство должно научиться считать деньги», или ее рефренов представителей высшего эшелона государственной власти. Но скорее здесь сказался статус России, как члена большой восьмерки, ведущего разработчика и поставщика энергоресурсов, а также подписание РФ в 2004 году Киотского протокола и жесткие требования по энергоемкости экономики для стран-претендентов в члены ВТО.

Вместе с тем, какими бы ни были причины правительственного решения, безусловным следует признать факт, что снижение энергоемкости ВВП предельно выгодно для страны, ее экономики, бизнеса всех уровней и населения. Однако пока остается загадкой, как реализовать этот план в стране, где по разным данным степень износа энергосетей от 40 до 63%, энергетические паспорта для зданий и промышленных объектов остались фикцией с момента их утверждения в 2000 году, РАО «ЕЭС России» разорвано в клочья приватизированными структурами, а вклад технологического фактора в повышение энергоэффективности за пять лет с 2002 года по данным Министерства экономического развития не превысил даже одного процента, причем даже активно разрабатываемые еще в советское время установки укм58-04 для компенсации реактивной мощности в электросетях для подавляющего большинства предприятий в России остаются «землей Санникова».

Евросоюз и энергосбережение
С момента нового периода полномочий Еврокомиссии и подписания Киотского договора в 2004 году веховыми для Евросоюза стали нормативные акты: «Зеленая книга энергоэффективности» (2005), «О поддержке выработки электроэнергии из возобновляемых источников» (2005), «Зеленая книга европейской стратегии устойчивой, конкурентоспособной и безопасной энергетики» (2006), «Об эффективности конечного энергопользования» (2006), «Внешние отношения – от принципов к действиям», «План действий в области энергетической эффективности – осознавая потенциал» (2006), пакет документов по европейской энергетической политике 2007 года, в том числе «Дорожная карта возобновляемой энергетики», «План действий относительно Эффективности использования энергии» (EEAP), «Проспект об общем рынке газа и электричества», стратегия «Энергетическая политика для Европы» (или план «3×20», предусматривающий к 2020 году снижение выброса парниковых газов на 20%, увеличение энергоэффективности экономики на 20%, увеличение доли возобновляемых источников энергии на 20%), директивы EPBD и EnEV, а также EnEV 2009 и Директива по энергетической эффективности зданий EPBD, принятая в мае текущего года.
Уже с 2009 в странах Евросоюза разрешено только строительство пассивных зданий с перспективой перехода на здания и сооружения «энергия+», потребляющих собственную энергию, а практически все предприятия используют конденсаторные установки в составе гибких линий FACTS, СТАТКОМ и/или интеллектуальных сетей SmartGrid, позволяющих снизить потребление электроэнергии на 15 и более процентов.

Энергоэффективная Россия
По нормативно-правовой базе наша страна значительно опередила Евросоюз, США и другие страны мира. Уже в 2004 году страна имела 43 закона об энергосбережении, а к началу кризиса в 2008 году – 45 региональных законов, более 600 программ по энергоэффективности, 80 центров, некоммерческих партнерств и 24 фонда энергосбережения. Как итог – согласно данным Росстата, МЭР и независимой экспертизы McKinsey & Company энергоемкость ВВП в РФ превышала аналогичный показатель в Германии и Японии в 7.3 раза, в США – в 4.34 раза, в Канаде – в 2.6 раза, в Индии, Саудовской Аравии и Китае – в 1.85, 1.62 и 1.22 раза соответственно. Об сетях SmartGrid в стране знают единицы ответственных чиновников. Повышающие качество электроэнергии конденсаторные установки КРМ и УКРМ, системы FACTS и СТАТКОМ за небольшим исключением по-прежнему пылятся на складах производителей, а свои дома жители страны утепляют кто-чем горазд.
Новый ФЗ «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 23.11.2009, а также принятая Правительством в октябре 2010 года Программа энергосбережения и повышения энергоэффективности до 2020 года вызвали оживление среди региональных властей, но, по сути, были камушком, брошенным в стоячую воду болота – уже осенью стало очевидным, что подавляющее большинство региональных программ не более, чем фикция, причем даже в самых развернутых «проспектах» период энергетического аудита составлял не менее 3-4 лет. А дотации на реализацию только первого этапа программ из федерального и региональных бюджетов в размере 8% при общей сумме более 300 млрд. долларов заставляют думать, что весьма возможной перспективой этих начинаний будет участь недавнего амбициозного проекта «Доступное и комфортное жилье гражданам России», как известно завершившегося неутешительным итогом.

Pin It

Добавить комментарий