Эпоха Ющенко: Подзабытый расцвет экономики


При Ющенко Украина пережила экономический расцвет. Можно ли этот опыт использовать сегодня.

Ровно восемь лет назад Украина вступила в ВТО и одновременно в мае 2008 года американские эксперты впервые заявили о наступлении финансового кризиса, возможно, в мировом масштабе, пишет Светлана Голландс в №18 журнала Корреспондент от 13 мая 2016 года. Оба эти события стали "концом прекрасной эпохи», времени расцвета, который Украина пережила за президентства Виктора Ющенко. Тогда, правда, еще никто этого не понимал.

Мало кто помнит, как хорошо жилось при Ющенко. Парадокс, но Виктора Андреевича вспоминают исключительно как слабого президента, который «кинул» одного за другим всех своих «любих друзів», включая и самого, возможно, любимого – Петра Порошенко. Еще в период Ющенко вспоминают как хаос в экономике.

За Ющенко минимальные пенсии выросли в 10 раз, помощи после рождения ребенка – в 36 (!) раз. Проще говоря, у людей появились деньги

И мало кто понимает, что тот хаос, возможно, и был экономическим развитием. За Ющенко минимальные пенсии выросли в 10 раз, помощи после рождения ребенка – в 36 (!) раз. Проще говоря, у людей появились деньги.

При этом зарплаты бюджетникам, пенсии, другие социальные выплаты выплачивались аккуратно, без задержек.

А цены? Цены тоже росли, причем, и в долларовом эквиваленте. Так бывает, если экономика нагревается. Но в 10 раз они, конечно, не выросли.

Этот период аналитики называют временем зарождения среднего класса по-украински. Социолог Владимир Паниотто предлагает делить эту категорию на относительный средний класс (тех граждан, которые наряду с расходами на еду и одежду могут себе позволить накопить сбережения) и абсолютный (тех, кто время от времени или постоянно может ни в чем себе не отказывать). В 2005-м первых насчитывалось до 22% от всего населения, вторых – 6-7%. В 2008-м – тех и других стало на треть больше. Позже удельный вес абсолютного среднего класса ощутимо сократится, относительный же сумеет преодолеть оба кризиса менее болезненно и сейчас держится на плаву, отмечает эксперт.

Как грибы росли новые банки. За неполных четыре года – с 2005-го до 2008-го их количество увеличилось на 16 – со 182 до 198. Толпой пошли иностранные банки со своим капиталом – до 2008 года их было уже более полусотни. Они наперебой предлагали ошалевшему от такого внимания к собственной персоне потребителю самые неожиданные кредитные программы с многочисленными «пряниками»: пониженными ставками, кредитными каникулами, розыгрышем призов.

Купить в кредит можно было все – от нового пылесоса до загородного коттеджа или турпутевки на Бали. Причем взять этот кредит мог практически любой желающий от 18 до 70 лет. Официальный уровень дохода, наличие прописки, репутация как заемщика почти не имели значения. Кредитные истории среднестатистических украинцев только начинали формироваться, а доходы – подтвержденные и не подтвержденные – наглядно росли год от года.

Большая часть (до 80%) потребительских кредитов предлагалась в иностранной валюте (и это при том, что курс доллара к гривне в мае того же 2008 года упал с 5,15 грн. до 4,85 грн.) Люди охотно брали долларовые займы, процентные условия по которым были в 2-2,5 раза привлекательнее гривневых. Кредитование предприятий также часто осуществлялось в долларах.

Имея доступ к дешевым ресурсам, банки беззастенчиво набивали портфели активов, мало заботясь об их качестве. И росли на марже

Имея доступ к дешевым ресурсам, банки беззастенчиво набивали портфели активов, мало заботясь об их качестве. И росли на марже. Персоналу выдавали премии за наибольшее количество привлеченных заемщиков.

«Ющенко, будучи тогда президентом, создавал для банков режим максимального комфорта, – вспоминает экс-министр экономики Украины Виктор Суслов. – Это не удивительно, он сам до недавнего времени возглавлял Центробанк. Банковский сектор был в приоритете. Банкиры приходили во власть и откровенно лоббировали его интересы. Этот период можно назвать периодом расцвета «банковской мафии». Банкиры брали деньги за рубежом в иностранной валюте, затем навязывали долларовые кредиты здесь. Причем займы были в основном длинные – на пять, десять и более лет: ипотечные, на автомобили, ремонт жилья и так далее. Депозиты же привлекались в гривне и максимум на три года, чаще – на год. Эти перекосы и диспропорции были очевидными для всех. Но на них закрывали глаза. Банкиры, конечно, теоретически понимали, к чему это может привести, но они зарабатывали здесь и сейчас, а потому не скупились на кредиты».

С 2005-го до 2008-го товарооборот вырос в 2,5 раза. Люди тратились на недешевые товары. Продажи бытовой техники в денежном выражении за этот период возросли втрое. Рынок автомобилей – в пять раз

Торговля ожила. С 2005-го до 2008-го товарооборот вырос в 2,5 раза. Народ кинулся покупать все подряд. По данным руководителя отдела финансовых исследований компании GfK Ukraine Дмитрия Яблоновского, индекс потребительских настроений в этот период был пиковым. Люди все охотнее тратились на дорогостоящие товары – мебель, бытовую технику, компьютеры. Продажи бытовой техники в денежном выражении за этот период возросли втрое. Рынок автомобилей – в пять раз. Пик своего расцвета переживал и рынок недвижимости – как жилой, так и коммерческой.

Только в Киеве количество торговых и торгово-развлекательных центров в структуре торговых площадей выросла на треть и составила по состоянию на октябрь 2008-го 39 объектов, рассказывает эксперт, руководитель направления Строительство BRDO, гендиректор компании Мидланд Украина Елена Шуляк. «Инвесторы – в том числе иностранные – заинтересованно и живо присматривались к украинскому рынку, который мог дать достаточно привлекательные 30% рентабельности, – говорит эксперт. – Единственное, что их тормозило, – это зарегулированность рынка и коррупция с буквально космическими суммами взяток».

Размеры взяток зашкаливали и шокировали иностранных инвесторов. Достаточно вспомнить скандал с IKEA. Чиновники потребовали полмиллиона «отката» за землеотвод... Недавно компания заявила, что она даже в перспективе не рассматривает украинский рынок

Елена Шуляк, гендиректор компании Мидланд Украина

Коррупция в эпоху экономического ренессанса расцветала вместе со всеми отраслями, отмечает эксперт. «Размеры взяток зашкаливали и часто в прямом смысле слова шокировали иностранных инвесторов. Достаточно вспомнить скандал с компанией IKEA, которая готова была входить сразу в несколько городов с прогнозируемыми миллиардными поступлениями в бюджет и тысячами новых рабочих мест, но чиновники, не дрогнув, потребовали полмиллиона «отката» за землеотвод ... IKEA вздрогнула. Недавно компания заявила, что она даже в перспективе не рассматривает украинский рынок, лучше уж в Индию...», – вспоминает Шуляк.

Отечественным девелоперам, впрочем, к раздаче взяток было не привыкать. Их вносили в смет объектов отдельной строкой как сами собой разумеющиеся расходы, говорит Шуляк. Объемы «конвертов» увеличивались год от года. Не заплатишь – строить не дадут. «Но будешь ли ты обращать внимание на эти расходы, если твой бизнес дает 300%-ную рентабельность! А именно столько в среднем имели игроки строительного рынка в период жилищно-строительного бума в 2005—2008 годах. Рынок рос как на дрожжах, цены тоже. По данным аналитиков ООН, за эти три года стоимость квадратного метра в Украине поднялась на 600%!» – напоминает Шуляк.

Драйверами рынка недвижимости стали, конечно же, банки, которые раздавали ипотеку всем желающим.

Позже такая «щедрость» аукнется украинцам. Десятки тысяч семей вынуждены будут уехать из своих ипотечных жилищ. На штрафплощадках банков в скопляться автопарки из кредитных Ланосов и Шевроле. Тысячи предприятий закроются, оказавшись не в состоянии обслуживать займы в инвалюте, взятые на развитие или просто «на всякий случай», которые резко подорожали.

Но это будет позже. А в период с 2005-го по 2008-й именно эти деньги сыграли свою ключевую роль в разогреве потребительского аппетита и стимулировании экономического роста, убеждены эксперты-экономисты.

С 2006-го до 2008-го объемы кредитования как физических лиц, так и реального сектора экономики выросли почти втрое

С 2006-го до 2008-го объемы кредитования как физических лиц, так и реального сектора экономики возросли почти в три раза – с 340 млрд грн до 926 млрд грн. При этом так называемая глубина финансовой поддержки экономики (соотношение объемов выданных кредитных средств к объему ВВП) поступательно росла – от 63% в 2006 году до 98% в 2008 году. Последний показатель вплотную приблизился к мировому. В странах, которые успешно преодолели экономическую рецессию и вышли на новый уровень благосостояния, глубина финансовой поддержки от 100% и выше. Кредитов должно быть много. Очень много. В первую очередь для реального сектора. «Ни одна страна не поднималась из кризиса, если не обеспечивала глубину финансовой поддержки своей экономики», – считает глава парламентского комитета по вопросам промполитики и предпринимательства Виктор Галасюк.

Все просто: в экономику идут деньги, которые ее же потом и запускают, выступая детонатором в развитии. Это, кстати, ключевой тезис популярной кейнсианской теории, на которой еще со времен Великой депрессии в США вполне успешно базируются экономики самых развитых государств мира. Суть теории британского экономиста Джона Кейнс (1883—1946) заключается в стимулировании спроса с помощью вброса на потребительский рынок дешевых денежных средств.

Потребитель перестает экономить на самом необходимом и несет деньги в магазины, автосалоны и турагентства. Покупает и обустраивает жилище, занимается здоровьем и образованием. Эти средства запускают реальный сектор, который привлекает новую рабочую силу, и в свою очередь создает новые, более качественные и дорогие продукты. Но для того, чтобы эта спираль здоровой экономики запустилась, необходимо вмешательство государства. Именно она должна стать главным инициатором «вброс». То с помощью цикла госзаказов, то с помощью привлечения кредитных программ и инвесторов.

Ющенковская эпоха – наглядный образец воплощения кейнсианской теории по-украински. Кроме активного развития банковского сектора с его бесчисленными кредитными новшествами, в Украине работали программы поддержки ведущих отраслей

Ющенковская эпоха – наглядный образец воплощения кейнсианской теории по-украински, отмечают эксперты. Кроме активного развития банковского сектора с его бесчисленными кредитными новшествами, в Украине работали программы поддержки ведущих отраслей – металлургической, химической, строительной, рос уровень соцподдержки населения. Был, наконец, замечен и инвестиционный бум. Деньги шли как от инвесторов внутри страны, так и зарубежных. Так, объем капитальных инвестиций с 2004-го до 2008-го вырос в три раза – с 89 млрд грн до 272 млрд грн. Прямые иностранные инвестиции выросли на треть – с $ 7,8 млрд в 2005-м до почти $ 11 млрд в 2008-ом. Для сравнения: объем прямых иностранных инвестиций в 2014-м составил лишь $ 410 млн.

«В тот момент, после победы первого Майдана, мировое сообщество относилось к Украине с большой симпатией, – говорит Виктор Суслов. – Нам охотно и много давали в долг. Столько, как тогда, мы никогда не получали – ни раньше, ни потом. Но нужно осознавать, что это был период не только процветания, но и накопление долгов».

Структура этих долгов, к слову сказать, оказалась диаметрально разносторонней: государственный долг снижался и до 2007-го прямой внешний госдолг составил лишь 7,4% от ВВП, что было почти вдвое меньше, чем тремя годами ранее, в 2004-ом. В то же время объемы корпоративного долга за эти самые три года выросли втрое и подобрались к астрономической цифры $ 70 млрд. В итоге валовой внешний долг в 2008 году составил около $ 80 млрд, что равнялось невиданным доселе 56,02% ВВП. Дальше, впрочем, соотношение долга к ВВП только росло и продолжает расти.

«В 2005—2008-м всячески стимулировалось бурное потребление. Людям бросили деньги, которые и разогрели экономику, – подтверждает директор Центра антикризисных исследований Ярослав Жалило. – Но это было ситуативное решение, на нем нельзя было останавливаться. Тем временем, никто не смотрел на перспективу: что делать дальше. Политики погрязли в дрязгах, в то время как экономику начало лихорадить от возникших диспропорций. Именно поэтому кризис 2008-го ударил по Украине настолько болезненно. Экспортно ориентированная экономика быстро почувствовала изменение конъюнктуры на рынке металлов, начали провисать и другие рынки. Накаченные пузыри с шумом лопнули».

Сегодня принято во всех бедах, которые понесла Украина после 2008-го, обвинять именно период «безудержного потребительства». Мол, бросили кредитных денег, знадили иллюзорным раем, а потом захлопнули двери перед самым носом. Жадные, мы проели все, что могли проесть, а теперь расхлебываем и никак не можем наверстать упущенное. Впрочем, по мнению Елены Шуляк, эффект кризиса на практике был не так жесток – здесь гораздо больше спекуляций.

«Если посмотреть на статистику развития отраслей, объемов инвестиций за два года до кризиса и через год после нее, мы увидим ... одни и те же цифры! – говорит Шуляк. Скажите, объемы инвестиций в строительство в 2009-м сократились наполовину по сравнению с 2008-м и стали равняться показателям 2006-го (отнюдь не самого худшего в истории отрасли года)! Так, упали доходы девелоперов. С 300% сократились до 150%. Но это разве кризис?»

Кризис оказался для украинцев гораздо более болезненным психологически, чем экономически, убеждена эксперт. В «эпоху Ющенко» мы протестировали на себе потребительский благосостояние, расставаться с которым оказалось очень сложно.

Или выручат нас сегодня инструменты, использованные властями в период после первого Майдана: вливание денег, развитие соцпрограмм, попытки поднять реальный сектор? Или вытащат за волосы нынешний период рецессии? Почему бы и нет? Правда, есть нюансы ...

Экс-вице-премьер Украины Владимир Лозовой считает, что вряд ли: тогда, в «эпоху Ющенко», Украина жила еще за счет постсоветских производственных мощностей, которые дорабатывали свой ресурс. Сегодня же их потенциал исчерпан, а продукция, которую мы предлагаем на экспорт, стремительно теряет рынки.

«Такие, какие мы есть сегодня, с нашей продукцией мы никому не нужны, – говорит Лозовой. – Пришли Китай и другие молодые экономики и предлагают то же самое, только значительно дешевле. Нам необходимо модернизировать производство, внедрять инновационные технологии, обновлять экономику, создавать предприятия другого типа. А для этого нужно отлучить олигархов от промышленности. Они не в состоянии поднимать и модернизировать, они могут только перепродавать, банкротить или считать прибыль», – рассуждает эксперт.

Кредит доверия, который был у Украины 8-11 лет назад, исчерпан, а ее репутация как заемщика на международных финансовых рынках серьезно подмочена

Суслов напоминает, что кредит доверия, который был у Украины 8-11 лет назад, исчерпан, а ее репутация как заемщика на международных финансовых рынках серьезно подмочена. Деловая и политическая атмосфера, которая сейчас царит в стране, способен оттолкнуть наиболее отчаянного инвестора, предупреждает эксперт. Таким образом, достатка кредитов и инвестиционных программ в ближайший период ожидать не приходится. Больших дешевых денег не будет – а значит, не видеть и потребительского бума.

Шуляк, однако, убеждена: один из инструментов «эпохи Ющенко» можно-таки взять на вооружение – отраслевой. «Надо строить! Неважно что: дороги, жилье, коммерческую недвижимость. Строительство запускало экономики США в период Великой депрессии и Германии в годы рецессии, что глубоко стагнировали. К сожалению, в Украине нет даже отдельного профильного министерства – отраслью занимаются по остаточному принципу. А ее без участия государства не запустить. Жаль, ведь это мощный мультипликатор», – резюмирует эксперт.

Ясно одно – экономика в украинских условиях не поднимется, пока народ остается нищим. Потому что он успел обнищать со времен Ющенко.

Pin It

Добавить комментарий