Когда схлопнется внешнеторговое чудо Беларуси?

РЖД цистерныЗа счет чего в экономике Беларуси в последние полгода происходит ошеломительный рост? Как санкции повлияют на дальнейшее страны и способны ли они привести к смене политической власти? Сможет ли Беларусь существовать без поддержки России, и на каких условиях следует выстраивать экономические отношения с восточной соседкой?

Эти и другие вопросы обсуждались на онлайн-конференции «Белорусско-российский экспертный диалог». Мероприятие организовали Центр социально-экономических исследований Беларуси CASE Belarus и экспертная группа «Европейский диалог».

Крук: на внешнеторговое чудо накладывается очень плохой долгосрочный прогноз

По мнению старшего научного сотрудника Центра экономических исследований BEROC Дмитрия Крука, состояние белорусской экономики, если смотреть на нее «в моменте», выглядит достаточно привлекательно. Этот рост в основном обусловлен внешними факторами, тогда как внутренний спрос при этом близок к рецессии.

В январе—августе ВВП Беларуси вырос на 3% по сравнению с аналогичным периодом 2020-го, хотя по прогнозу социально-экономического развития страны на 2021-й среднегодовой рост ВВП заложен на уровне 1,8%.

В основе таких высоких темпов роста, считает эксперт, лежит внешнеторговое чудо — так в экономической среде назвали это явление.

«То, что происходит в последние 6-8 месяцев в белорусской экономике — это очень нестандартная ситуация. Быстрый рост экспорта уже превысил предковидный объем и долгосрочный уровень экспорта, на который опиралась Беларусь. Этому сопутствует еще отставание импорта, что тоже весьма неординарная ситуация, поскольку известно, что многие белорусские производства импортоемкие», — отметил аналитик.

Еще в начале года большинство экономистов такого стремительного роста не ожидало, сказал Крук. И если брать отдельно этот период, то можно сказать, что это наибольший рост за десять лет.

При этом белорусская экономика «остается уязвимой». Наиболее слабыми местами эксперт назвал ценовую стабильность и инфляционные ожидания.

В целом, растущие цены — это сегодняшний глобальный тренд во многих странах, но для Беларуси эта тенденция опасна, считает Дмитрий Крук.

«Способность нашего Нацбанка подчинить инфляцию выглядит весьма сомнительно, и одна из причин этого — низкая степень доверия населения как к экономической политике, так и к национальной валюте и к банковской системе в целом, что является одним из элементов очень бурного роста инфляционных ожиданий», — подчеркнул эксперт.

Итогом таких ожиданий может стать раскручивание инфляционной спирали.

По мнению аналитика, одной из болевых точек для сегодняшней белорусской экономики является состояние ликвидности в иностранной валюте.

«Да, пока она не достигает каких-то критических уровней, но сама тенденция устойчиво поступательна», — продолжил Крук. По его словам, уже полтора года идет значительный отток депозитов из банковской системы, особенно на фоне политического кризиса: «Это серьезно ухудшает ситуацию в данной сфере, и возможностей ее как-то легко нивелировать не много».

Экономист считает, что даже «плюс-минус неплохая краткосрочная ситуация накладывается на очень плохой долгосрочный прогноз». Многочисленные уязвимые системные проблемы белорусской экономики сохраняют актуальность, и тот рост, который происходит за последние полгода, не в состоянии поддерживать уровень благосостояния в сравнении с соседними странами.

  Сроки сварки ГЦТ на Белорусской АЭС стали новым отраслевым рекордом

По мнению Крука, «ситуация будет ухудшаться с каждым днем», к концу года темпы роста замедлятся, во многом это произойдет из-за последствий тех санкций, которые ввели и .

«На мой взгляд, ключевые вопросы повестки дня — насколько глубокой и продолжительной окажется рецессия, и будет ли ей сопутствовать финансовый стресс или финансовый кризис. Реализация пессимистичного сценария может вылиться в затяжную депрессию», — отметил он.

Тот относительно благоприятный момент, который сложился в экономике сегодня, по мнению Крука, «уже близок к своему завершению».

«Внешнеторговое чудо даже без влияния санкций с большой вероятностью уже начинает ослабляться и с еще большей вероятностью вскоре исчерпается, даже если бы не было санкций», — сказал аналитик.

В связи с этим эксперт прогнозирует рост ВВП на уровне 2,4% по итогам года, а в случае если санкции начнут влиять более интенсивно уже в этом году — 1,7-2,4%. «Это неплохо, но это нельзя назвать каким-то колоссальным успехом», — резюмировал Крук.

Бурый: эффект от санкций есть, но они должны приниматься быстро и скоординировано

Прогнозировать влияние санкций на экономику — сложная задача, отметил специалист по экономическому анализу и реформам, сооснователь Ассоциации белорусского бизнеса за рубежом Евгений Бурый.

Официальная статистика либо скрывается (Белстат закрыл данные по экспорту минеральных удобрения, нефтехимических продуктов, табачных изделий, транспортных средств), либо дается в неполном виде, что искажает общую картину.

«Кто-то оценивает потери от 6% до 10% ВВП, но давать оценки в таких условиях — дело неблагодарное, тем более что ситуация постоянно меняется», — подчеркнул Бурый.

Например, власти уже «предпринимают меры по обходу санкций или перенаправлению товарных потоков на другие рынки, что в итоге может ослабить драматические последствия от санкций».

Также нужно учитывать, отметил экономист, что санкции имеют отложенный характер. Например, ограничительные меры США для «Беларуськалия» вступят в силу лишь 8 декабря, а санкции ЕС — и вовсе по окончании исполнения контрактов.

И все же, по оценкам некоторых аналитиков, санкции в отношении основных отраслей могут дать снижение экспорта от 10% до 15%. И если учесть, что в 2020 году составил 29 млрд рублей (по данным Белстата), то потери экономики можно грубо оценить в размере от 3 до 4,5 млрд долларов.

Бурый обратил также внимание на то, что помимо прямых потерь от санкций есть еще косвенные — репутационные.

«Токсичность белорусских предприятий, даже не попавших в санкционные списки, уже очевидна — набирает обороты отказ от сотрудничества с ними», — сказал экономист.

Госпредприятия уже сталкиваются с такими трудностями, как сокращение спроса и сбыта, отказ поставлять комплектующие и запчасти, которые являются критически важными, что может отразиться на себестоимости и качестве выпускаемой продукции.

  В марте на белорусских НПЗ планируется переработать около миллиона тонн нефти

Например, не так давно груз предприятия «БелАЗ» (18 контейнеров с запчастями для самосвалов) не допустили к отправке через Клайпедский морской порт из-за санкций. Показателен и отказ British American Tobacco (BAT) от сотрудничества с Гродненской табачной фабрикой.

«И эти тенденции будут нарастать, — уверен эксперт. — Тем более что уже готовится пятый пакет санкций, в перспективе также новые санкции США».

По его убеждению, «санкции работают, они сильно ослабляют режим». Однако, чтобы минимизировать ущерб для Беларуси и при этом был эффект от них, санкции должны быть, во-первых, быстрыми.

«Это плохо, когда меры вводятся через год с момента начала событий. Во-вторых, они должны быть скоординированными, синхронно приниматься странами. Должна быть общая позиция, а не так, что кто-то лоббирует и ищет пути обхода», — заявил Бурый.

Европа и Америка должны определиться, зачем им санкции?

Российские эксперты считают, что западные санкции, в том виде, в котором они сейчас представлены, не приведут к серьезным последствиям в экономике Беларуси, а уж тем более не смогут изменить политическую картину.

Так, научный руководитель Института экономики Российской академии наук Руслан Гринберг уверен, что сами по себе санкции не являются средством обеспечения демократического развития. В случае с Беларусью они могут поспособствовать «резкому потеплению в отношениях с Россией».

«Если будут давить на Беларусь, ее окончательно вдавят в Россию», — заявил экономист.

Чтобы ослабить санкционное влияние, восточная соседка будет всячески помогать Минску, уверен эксперт. По его оценкам, финансовая помощь может составлять до 5 млрд долларов в год.

Гринберг уверен: равноправная экономическая политика двух стран невозможна — белорусская экономика в 30 раз меньше российской, «и любой интеграционный шаг приведет к тому, что Беларусь утратит независимость».

При этом он считает, что у Запада нет четкого понимания, что делать с санкциями и чего они хотят достичь.

«Мне кажется, они хотят, чтобы Беларусь вернулась к той политике, которой придерживалась ранее: по форме многовекторная, по содержанию — антироссийская», — сказал Гринберг.

С ним согласен руководитель Центра исследований постиндустриального общества, член Российского совета по международным делам Владислав Иноземцев. «Западные страны хотят, условно говоря, улучшения режима Лукашенко, что на самом деле невозможно», — заявил он.

В этом контексте все ограничения, которые вводятся, эффективными не будут, хотя «у европейцев и американцев есть возможность реально уничтожить белорусскую экономику, другое дело, захотят ли они этого», отметил аналитик.

«Чтобы санкции возымели эффект, они должны быть радикальными: например, прекращение любых трансграничных транзакций или отзыв сертификатов у белорусских интернет-провайдеров», — предположил эксперт.

Он привел пример санкций, которые были применены когда-то в отношении Югославии — они вызвали экономический коллапс и впоследствии народное возмущение против режима.

  «Белнефтехим» поднял цены на бензин 19-й раз с начала года

При этом Иноземцев не считает, что жесткие санкции со стороны Запада приведут к тому, что «Беларусь упадет в объятия России, потому что это может стать мощным провокатором революции».

Алехнович: субсидируя экономику Беларуси, Россия оказывала медвежью услугу

Обсуждая развитие экономики Беларуси в будущем и перспективы ее отношений с Россией, вице-президент Центра социально-экономических исследований CASE Belarus Алесь Алехнович назвал российскую поддержку «медвежьей услугой».

«То, что белорусская экономика многие годы не реформировалась, вызвано тем, что были громадные — более 10% ВВП в год — энергетические субсидии со стороны России», — пояснил он.

Когда субсидии стали сокращаться, белорусские власти вместо проведения реформ стали замещать их внешним долгом, который очень быстро вырос.

«Сейчас долг всего госсектора составляет порядка 30 млрд долларов — это 50% ВВП. Для такой нереформированной экономики как белорусская, это достаточно высокий уровень, и что плохо — он требует больших издержек на обслуживание», — добавил эксперт.

Аналитик уверен: Беларусь сможет построить конкурентную экономику и без поддержки восточной соседки — это доказывают примеры прибалтийских стран и Украина.

По словам Алехновича, демократическое движение уже заручилось поддержкой Запада для новых экономических реформ. В качестве примера он привел программу ЕС «План экономической поддержки для демократической Беларуси», которая предусматривает помощь в размере 3 млрд евро на первые два-три года проведения экономических реформ.

«В отличие от европейской поддержки, российские деньги не всегда поступают в белорусскую экономику или, по крайней мере, не поступают в . Они могут частично вернуться в российскую экономику, например, в форме откатов, или осесть в кошельках режима», — заявил Алехнович.

Лидер демократической Беларуси Светлана Тихановская, выступая на конференции, отметила, что «граждане России нашли бы лучшее применение тем 150 млрд долларов, которые российский бюджет потратил на поддержание режима за последние 27 лет».

При этом она уверена, что экономика Беларуси сильно связана с экономикой России, и нужно выстраивать новые, честные и прозрачные отношения и договоренности с РФ.

Тихановская считает, что двусторонние отношения должны будут выстраиваться на четырех принципах: верховенство права, прозрачность договоренностей, выполнение взятых на себя обязательств и равная конкуренция.

Читайте наш Телеграм-канал https://t.me/ieport_new

Читайте также: Носледние новости России и мира сегодня.

Pin It

Добавить комментарий