Аномальная жара и лесные пожары. Грядет эра огня

пожарПочему лесные пожары все разрушительнее, откуда берется пламя в районе вечной мерзлоты и нужно ли тушить горящие сибирские леса?

Изучением лесных пожаров и их влияния на различные экосистемы профессор Университета Фрайбурга, глава Центра глобального а пожаров (GFMC) Йоханн Георг Гольдаммер занимается уже почти полвека.

Почему масштабные пожары все чаще случаются в регионах вечной мерзлоты, имеет ли смысл ежегодное тушение горящих сибирских лесов и готово ли человечество к вызовам, которые несет глобальное потепление?

Арктика в огне

Для пиролога Йоханна Гольдаммера сегодняшняя аномальная ситуация на планете — полыхающая тундра и участки так называемой «зеленой пустыни» в Сибири — не является неожиданностью.

В 2013 году под его руководством при участии 50 ученых-исследователей пожаров со всего мира был подготовлен и направлен ООН доклад экспертов о последствиях глобального изменения климата, в котором был описан именно этот срий.

«Тогда мировые политики нас не услышали. Но сегодня, похоже, ситуация меняется», — констатирует Гольдаммер.

По его словам, последствия глобального потепления особенно заметны в северных широтах. В недавнем прошлом крупные пожары в арктической и субарктической зонах были редкостью. Пламени мешал там распространиться особый растительный покров, в частности слои гумуса, или перегноя, не позволяющие теплу проникать вглубь почвы.

«О теплоизолирующем свойстве перегноя жители севера Европы, то есть таких стран, как Норвегия, Швеция и Финляндия, знали давно, — рассказывает Гольдаммер. — Они специально поджигали гумус, чтобы нарушить этот слой термоизоляции и получить возможность использовать почву для лесного и сельского хозяйства».

Сегодня же из-за более продолжительного осенне-весенне-летнего сезона слои перегноя, покрывающие почву в регионах вечной мерзлоты, высыхают. В таких условиях вероятность природного пожара, например, от попадания молнии, резко увеличивается, а само возгорание становится гораздо более масштабным, объясняет эксперт.

  Ученые назвали способ предотвратить "голодную" катастрофу

Таяние вечной мерзлоты и разрушение почв

Вместе с тем из-за таяния вечной мерзлоты, связанного с общим повышением температуры на планете, почва теряет стабильность. Профессор Гольдаммер и его коллеги наблюдают этот эффект не только на Аляске и в Канаде, но и в Евразии.

В результате разрушается созданная человеком инфраструктура: трубоы, промышленные ы, нефтяные резервуары. При этом для Сибири лесные пожары не являются новым явлением.

«Еще в Советском Союзе случались пожары, площадь которых достигала 20 млн га в год, — вспоминает Гольдаммер. — Пожары служат обновлению леса. Однако сегодня мы видим изменения в их структуре, которые не предвещают ничего хорошего».

По наблюдениям ученых, сегодня географически пожары перемещаются на планете все дальше на север.

«Не только в тундре, но и здесь, в Германии, в Центральной Европе, в будущем уже не удастся сохранить те лесные экосистемы, которые сформировались в условиях умеренного климата, — предупреждает немецкий эксперт. — На смену этим лесам придет растительность, характерная для Средиземноморья и субтропиков».

Та же тенденция наблюдается и на территории континентальной Евразии, где лесом покрыто 1,3 млрд га. Для сравнения: общая площадь лесного массива в Германии составляет 10 млн га.

«В таких условиях можно ожидать, что весь растительный и животный спектр лесных зон, а вместе с ним и лесные пожары, также сместятся на север», — считает Гольдаммер.

«Тикающая углеродная бомба» в Евразии

  В Лондоне расшифровали принцип работы Антикитерского механизма

Между тем уничтожение пламенем отдельных экосистем — не единственная проблема, связанная с наступлением на планете «эры огня», или «пиро», как ее называет профессор Гольдаммер.

«Ведь лес — это не только источник древесины и среда обитания для многих видов животных и растений, но и хранилище впитанных почвой из атмосферы углерода и метана. Благодаря влажности и особым температурным условиям эти газы были тысячелетиями „законсервированы“ в растительной массе, содержащейся в лесной почве, а также почве других регионов, например, тундры», — отмечает профессор.

Сегодня же из-за таяния вечной мерзлоты огромные объемы углерода, накопленные в почве, снова могут оказать в атмосфере, что серьезно усугубит . «Именно поэтому мы (ученые — ред.) уже десятилетиями говорим о „тикающей углеродной бомбе“ на территории Евразии», — продолжает Гольдаммер.

По его оценке, особенно остро эта проблема стоит перед тремя странами: , Канадой и Россией, «обладающими огромными территориями с огромными зонами растительности и, в конечном счете, огромным объемом „законсервированных“ в почве метана и углерода».

Нужно ли тушить лесные пожары?

Можем ли мы сохранить пожары на планете в их привычных, исторических масштабах?

«В Канаде ученые и политики на протяжении лет занимались поиском ответа на этот вопрос и пришли к выводу, что остановить это развитие, остановить огонь, уничтожающий природные ландшафты, уже невозможно», — констатирует глава Центра глобального а пожаров Гольдаммер.

Для него очевидно, что пожары уже сегодня являются важным фактором изменений в окружающей среде.

Ни одна страна в мире не в силах справиться с последствиями глобального потепления самостоятельно, однако все страны мира продолжают тушить пожары, расходуя на это колоссальные ресурсы, подчеркивает эксперт, приводя в пример Якутию, на территории которой в конце июня 2021 года бушевало около 160 природных пожаров.

  2016 год был самым жарким с начала наблюдений

«Нужно определиться: будем ли мы пытаться тушить лес любой ценой или попытаемся культивировать его так, что он сможет противостоять таким последствиям изменения климата, как повышение температуры, изменение характера оков, уже сейчас хорошо заметное в Центральной Европе, ураганы и пожары», — указывает Гольдаммер.

С его точки зрения, сегодня теме пожаров следует уделить особое, политическое внимание: «Потому что бежать вслед за пламенем, приобретая все новые средства пожаротушения, не означает найти решение проблемы».

А ведь работа над этим решением — куда более сложный процесс, чем поиск ответа на вопрос, как пить пандемию, считает пиролог.

«Для борьбы с вирусом, говоря упрощенно, нам нужна „лишь“ эффективная вакцина. А вакцины против изменения климата еще не изобрели, — говорит Гольдаммер. — С другой стороны, пандемия дает человечеству отличный повод объединиться и подумать над правильностью того, что мы делаем — и в политической, и в индустриальной сферах».

Русская служба DW

йте наш Телеграм-канал https://t.me/ieport_new

Читайте также: Носледние новости России и мира сегодня.

Pin It

Добавить комментарий