Bloomberg: Эре нефти конец, за что будут воевать страны во времена «зеленой» энергетики?

качалкаЛишь вопрос времени, когда глобальная экономика перейдет с ископаемого топлива на возобновляемые источники. Эксперты попытались предсказать, как это повлияет на международную политику.

Организация Rand Corporation проводила симуляции войн совместно с Пентагоном с 1950-х годов. Она, в частности, смоделировала возможное течение войн между США, Китаем и Россией. Теперь аналитический центр использовал свои инструменты прогнозирования «реальной политики» для поиска ответа на вопрос: как зеленая изменит мир?

Об этом пишет Bloomberg, добавляя, что Rand присоединился к небольшой, но все большей группе организаций, университетов и по меньшей мере одного правительства в Европе. Все они пытаются предсказать, какой будет геополитическая ситуация в мире, где больше нет нефти. Это свидетельствует, по крайней мере, о том, что идея отказа от ископаемых энергоносителей стала «мейнстримом».

Прошлый год был переломным. Китай, который больше всего в мире загрязняет атмосферу, наконец присоединился к группе стран и компаний, которые установили дату, когда нужно достичь углеродной нейтральности. Евросоюз впервые в своей истории выработал больше электроэнергии с помощью ресурсов, которые не загрязняют окружающую среду, чем наоборот. Джо Байден победил на президентских выборах в США, принеся амбициозные климатические планы в Белый дом.

Выступая перед Советом Безопасности в прошлом месяце, премьер-министр Великобритании Борис Джонсон высмеял тех, кто до сих пор не воспринимает всерьез проблемы изменения климата.

Скачок власти

Некоторые эксперты прогнозируют, что конец эры неравного доступа к ископаемому топливу сделает мир более безопасным, как это произошло после Холодной войны. Издание напоминает, как в 1990 году диктатор Ирака Саддам Хусейн устроил вторжение в Кувейт, чтобы захватить нефтяное месторождение страны. Но в мире зеленой энергетики у него не было бы причин идти на войну, чтобы захватить поля с солнечными панелями сос. Кувейтский кусок пустыни не был бы чем-то особенным. А Багдаду было бы дешевле купить собственные панели.

  Инвестиции SOCAR в Турцию в 2018 году превысят $18 млрд.- Petkim

«Любой теперь может стать энергетическим игроком. В этом вся природа возобновляемой энергии», — сказал экс-президент Исландии Олафур Рагнар Гримссон, который возглавлял международную комиссию по геополитике энергетического перехода.

Гриммсон уже видел, каким может быть «зеленое» будущее. Ведь в энергетическом е Исландии 85% энергии происходит из возобновляемых источников. А вся электроэнергия вырабатывается экологически чистыми технологиями. В последний раз, когда островная страна вела конфликт с другими за ресурсы, речь шла о рыбе.

«Нужна новая геополитическая , нельзя просто поставить возобновляемые источники в модели угля и нефти», — сказал экс-президент Исландии.

Пока зеленая не доминирует в мире, нефть может оставить после себя длинный и разрушительный след. За примерно три столетия доступ к ископаемому топливу влиял на появление и упадок крупных геополитических сил. Большое количество удачно расположенных угольных шахт питали промышленную революцию в Великобритании и помогали расширять ее империю. Военная сила СССР опиралась на нефть и газ. Эти же ресурсы сформировали «нское столетие», дав энергию альянсам США и развертыванию флота.

«Мы еще даже близко не подошли к миру, в котором бы царили возобновляемые источники энергии», — сказал Андрес Голдтхау, который возглавляет проект немецкого Университета Ертфурта, призванный выяснить систематическое влияние перехода на зеленую энергетику.

Мир нефти

Изменение такого фундаментального двигателя мирового порядка может иметь много последствий. Владимиру Путину будет трудно поддерживать подъем России как «энергетической супердержавы». Крах сланцевой промышленности в США в сочетании с доминированием Китая в производстве зеленой энергии может стать определяющим в противостоянии больших держав в 21-м веке. нские альянсы и военные базы на Ближнем Востоке потеряют смысл. Резкая потеря доходов от продажи нефти может дать толчок новой волне революций в стиле «Арабской весны» в самых шатких нефтяных автократиях.

Единственное, что можно сказать наверняка о переходе, по словам Голдтхау, это то, что он «никогда не будет проходить линейно». Для примера можно рассмотреть войны в Югославии после Холодной войны или уход от плановой экономики в бывшем коммунистическом блоке в конце 1980-х годов. Многие бывшие республики СССР: от Украины до Туркменистана, — до сих пор переживают неспокойные времена или же даже через 30 лет не смогли полностью перейти к рыночной демократии.

  Реверсные маршруты газа из ЕС загружены почти на полную мощность

В свою очередь канадский ученый Вацлав Смил указывает на то, что в 1900 году на уголь приходилось 95% энергетики. Спустя столетие этот процент сократился до 26%. Но в абсолютных цифрах потребление угля только возросло. Если сто лет назад человечество ежегодно сжигало 800 миллионов тонн, то теперь — 5,5 миллиардов тонн. То же самое может произойти с нефтью. Старое топливо, несмотря на подъем новых источников, может гореть дольше, чем хотелось бы экологам.

Длинный угольный след

Главный экономист госственной энергетической компании Норвегии ASA Эирик Ваернесс говорит, что ему трудно представить беспроблемный и быстрый переход со старой энергетики на новую. Особенно в такой конкурентной и националистической среде, как сейчас. Он участвовал в работе комиссии Гримссона и в целом соглашается с оптимистическими выводами.

«Чтобы энергетический переход состоялся полноценно, нам, возможно, понадобится благоприятный геополитический климат. Нам еще нужно создать определенный доброкачественный круг», — сказал он.

Хоть источники чистой энергии доступны всем, битва будет идти за то, кто получит выгоду от продуктов, нужных для обуздания этих источников. Спрос на солнечные панели, ветровые турбины и батареи будет настолько большим, что страны уже сейчас пытаются позаботиться о том, чтобы закрепить за собой «часть пирога». Многие останутся на обочине.

Производство примерно 60% солнечных панелей приходится на компании в Китае. Поэтому их влияние на рынок настолько большое, что страны ОПЕК в нефтяном мире могли бы только мечтать. Это доминирование создает большое торговое преимущество, но не такое, чтобы лидеры Китая Си Цзиньпин мог использовать как рычаг влияния в геополитике.

  МЭА ожидает падения мирового спроса на нефть в 2020г на рекордные 9,3 млн б/с.

«О чем тут волноваться? Вы покупаете и используете оборудование. И когда оно уже у вас, никто не может его забрать», — сказала профессор политологии из Университета Якобса в Бремене Карен Смит Бедер. Она исследовала потенциал 165 стран стать политическим победителями или «лузерами» в процессе энергетического перехода.

Глобальное неравенство и конфликты, скорее всего, будут идти за доступ к технологиям и финансированию, установление ов и сырья. Китай контролирует более 90% некоторых редкоземельных элементов, которые нужны для электромобилей и морских ветровых турбин. Пекин уже воспользовался как-то силой этой монополии, отрезав Японию от снабжения в 2010 году после схватки за острова, которые обе страны считают своими. Япония после того сократила на треть свою долю импорта редкоземельных материалов из Китая, чтобы не быть столь уязвимой.

Дешевая нефть также может сократить бюджеты хрупких режимов до того, как они найдут новые источники доходов. В феврале исследование, проведенное британским аналитическим центром Carbon Tracker, выявило, что 40 зависимых от ископаемого топлива правительств могут столкнуться с обвалом доходов от нефти и газа на 51%. Это при условии, если мир выполнит поставленные климатические цели. Это может дестабилизировать правительства и лишить страны вроде Нигерии или Ирака ресурсов для защиты от террористов.

Pin It

Добавить комментарий