Как Татарстан сохранил рубильник в своих руках

О непростой главе в истории республиканской энергетики на разломе эпох. Заметки журналиста

Энергосистема Татарстана после грянувшего в 1998 году экономического кризиса, одного из самых тяжёлых в истории России, находилась в шоковом состоянии. В сентябре 1999 года ПЭО «Татэнерго» возглавил Ильшат ФАРДИЕВ, энергетик по первой профессии, а затем последовательно глава Актанышского и Альметьевского районов. 31 августа неординарному менеджеру исполняется 60 лет.

Какое хозяйство досталось ему на рубеже тысячелетий, совпавшем с коренными преобразованиями в экономике страны, как строились отношения руководства республики и могущественного Анатолия Чубайса – автор этой статьи слышал из первых уст.

НА ПОРОГЕ БАНКРОТСТВА

Все друг другу должны. Предприятиям нечем платить за энергоресурсы. На место рухнувшей плановой экономики пришел бартер. В свою очередь, энергетикам не хватало финансов на топливо, зарплату своим работникам, налоги.

«Газпром» грозил сокращением поставок газа. Мазут, хоть и дорог, но и его не хватало — в сентябре запасов оставалось только до конца месяца. Электроэнергия в республике за первые 8 месяцев 1999 года оплачивалась лишь на 80%. И только 12% из них вносились «живыми» деньгами. Самые большие и были у предприятий ВПК, включая знаменитый КАПО им. С.Горбунова, и агропромышленного комплекса.

Этот порочный круг вел к повышению энерготарифов, что, в свою очередь, было убийственным для потребителей. В августе 100 предприятий и организаций республики за и полностью отключили от электроэнергии. При этом Татарстан одним из последних регионов России применил столь жесткие меры.

По итогам 1999 года в результате ограничения подачи электро- и тепло энергии за неплатежи КАМАЗ недопроизвел продукции на 2.8 млрд рублей, Нижнекамскнефтехим — на 61 млн, Татнефть — на 21 млн. Последняя приступила к реализации программы энергосбережения, которая позволила за год сократить потребление компанией электричества на 25%. Успехи потребителей в энергосбережении, в целом положительные с точки зрения экологии и эффективности, были чреваты для энергетиков сужением рынка сбыта.

Большое недовольство у промышленников вызывало «перекрестное» субсидирование – когда они платили больше, чем жилищно-коммунальная, социальная сферы и население.

Между тем, генерирующие мощности «Татэнерго» были в то время загружены не более чем на 50%. Многие из них устарели и стали неэффективными. В то же время Татарстан более 10% своих потребностей черпал из российской энергосистемы, хотя согласно договоренностям с РАО «ЕЭС» должно было соблюдаться нулевое сальдо перетока. И теперь РАО угрожало отключением энергосистемы Татарстана. Но, к счастью, это было невозможно из-за отсутствия «задвижек» как у газовиков. К тому же республика является своего рода транзитным энергоперекрестком России.

К этому времени «Татэнерго» накопила ов на 9 млрд рублей или 50% от стоимости всех своих активов. Только перед «Газпромом» был в 2 миллиарда.

Одна из мощнейших энергосистем страны стояла на пороге банкротства.

ПОНЯТЬ, ПРОСТИТЬ, ПРИНЯТЬ

В ту пору я был собственным корреспондентом федерального информагентства экономического профиля и по заданию редакции вылавливал любую информацию о ситуации в энергосистеме Татарстана. Это было интересно многим, и особенно тем, кто хотел поучаствовать в дележе лакомого пирога.

Но сообщения были скудными, поскольку «Татэнерго» было этаким закрытым государством в государстве. И такая политика продолжалась даже в период, когда предприятие в прессе не клевал только ленивый.

И вдруг всё изменилось. У «Татэнерго» появилась пресс-служба, проводившая активную информационную политику. Новое руководство стало открытым и доступным для журналистов. Вскоре на республиканском конкурсе «Хрустальное перо» Ильшату Фардиеву вручили главный приз за открытость…

Этот поворот к гласности позволил журналистам «понять, простить, принять» проблемы энергосистемы.

ЗА «ЖИВЫЕ» ДЕНЬГИ

Проблемой был «подвешенный» правовой статус «Татэнерго». Предприятие оставалось «суверенным» и единственным государственным в российской отрасли. Отношения с федеральной властью не были урегулированы. Единственно, президент РТ Минтимер ШАЙМИЕВ и президент РАО «ЕЭС» Анатолий ЧУБАЙС в 1998 году подписали , в принципе определившее технологию отношений.

  Еn+ завершила сделку по приобретению 40,29% акций Иркутскэнерго у Интер РАО

Акционирование «Татэнерго» откладывалось. Минтимер Шаймиев в декабре 1999 года заявил, что первая задача — очищение предприятия от ов. По его словам, новое руководство объединения предприняло энергичные меры по наведению порядка с платежами, и за несколько месяцев доля оплаты электроэнергии «живыми» деньгами с 3-4% поднялась до 55%.

В этой драматичной обстановке не только поставить на ноги, но и сделать энергосистему привлекательной для инвестиций – такую стратегическую задачу поставило руководство Татарстана перед новой командой менеджеров.

В январе 2000 года была принята корпоративная программа финансово-экономического оздоровления. Предстояло ликвидировать двухмиллиардный разрыв между кредиторской и дебиторской задолженностями и выйти на прибыльность, которая по итогам 1999 года оказалась нулевой.

Среди первых мер был отказ от услуг оптовых перепродавцов электроэнергии. Ведь при транспортировке посредниками достигали 50%. Кроме того, вводились лимиты энергопотребления для предприятий и 100-процентная предоплата за сверхлимитный отпуск. Большая надежда возлагалась на оплату энергии только «живыми» деньгами. На первых порах «Татэнерго» согласилось принимать «натуроплату» лишь нужной ему продукцией.

Простой способ – поднять энерготарифы до экономически обоснованного уровня — был неприемлем. Для их удержания «Татэнерго» взялось за внутренние резервы. Подсчеты показали, что доходят до 40% от вырабатываемой электроэнергии. Сюда входили 10% нормативных (технологических) потерь, 15% — хищения электроэнергии, а также злостные неплатежи.

Весной в объединении была разработана программа энергосбережения, на реализацию которой требовались немалые средства. Так, речь шла о переоборудовании котельных, которых в республике было 1200. Их необходимо было поднять с 60% до 86% по мазуту и 88 % — по газу.

НОВАЯ «ВНЕШНЯЯ» ПОЛИТИКА

Вскоре энергосистему Татарстана стали ставить в пример другим российским коллегам. 23 мая в Казани на коллегию «Волгаэнерго» (дочка «ЕЭС России») собрались руководители энергосистем республик и областей Поволжья. «Татэнерго» не входило в эту структуру. Прием в Татарстане такого представительного форума был жестом доброй воли, поскольку, по словам Ильшата Фардиева, «мы все взаимосвязаны, и у нас общие проблемы». А генеральный директор «Волгаэнерго» Владимир БУСС признался, что хотел бы включать данные по работе энергосистемы Татарстана в сводные по Поволжью, так как «это улучшает общие показатели».

И в самом деле, почти по всем обсуждавшимся проблемам республика оказывалась в предпочтительном положении. Например, если сбор «живыми» деньгами платежей по Поволжью составлял около 34 процентов, то у нас – 48. Практически все выступавшие на заседании главными виновниками неплатежей называли перепродавцов, а у нас эту проблему решили кардинально.

Да и во взаимопоставках с российской энергосистемой «Татэнерго» перешло в плюс. К тому же задолженность объединения в федеральный бюджет оказалась в два раза меньше, чем задолжали ему федеральные организации. Но предложения провести взаимозачеты оставались безответными. В том числе и этим объяснялась активная «внешняя» политика нового руководства «Татэнерго». Ильшат Фардиев даже заявил официально на заседании «Волгаэнерго», что отныне собирается принимать участие в коллегиях РАО «ЕЭС».

В августе 2002 года Анатолий Чубайс и Ильшат Фардиев подписали договор о сотрудничестве обеих энергосистем. Таким образом, в давнем их споре было поставлено двоеточие: документ, по оценке сторон, стал “основой для развития конструктивного сотрудничества”. Этому событию уделили внимание ведущие СМИ страны.

РАО окончательно признало “суверенность” татарстанской энергосистемы, но с оговоркой, что её реформирование должно проходить на основе общероссийских принципов.

КЛУБОК НЕПЛАТЕЖЕЙ

К лету 2000 года, благодаря мерам Правительства Татарстана, семи бюджетообразующим предприятиям — потребителям 60 процентов продукции «Татэнерго», реструктурировали и. КАМАЗ рассчитался полностью и в полной мере платил деньгами. К текущим «живым» платежам перешли «Нижнекамскнефтехим», «Нижнекамскшина», «Казаньоргсинтез».

Обеспечить же в целом по республике стопроцентные платежи деньгами было пока невозможно — это не могли сделать сельхозпроизводители и бюджетники. Ближайшей задачей «Татэнерго» ставилось обеспечение своих текущих потребностей, зарплат, налогов.

  Ввод Зарамагской ГЭС-1 сократит дефицит электроэнергии в Северной Осетии с 80% до 30%

Еще одно решение по распутывания клубка неплатежей принял Кабинет министров РТ: энергетикам «простили» пени по неуплаченным налогам, а те поступили аналогично с задолжавшими им бюджетниками. С администрациями городов и районов договорились о расчетах «по кругу», поскольку местные организации потребляли энергию практически на ту же сумму, сколько с «Татэнерго» причиталось налогов в местные бюджеты.

Но самыми сложными тогдашний финансовый директор «Татэнерго» Гульсина МИННИХАНОВА назвала платежные взаимоотношения с федеральными структурами. На балансовой комиссии в Москве представителям компании заявили, что «и федеральных организаций – это ваша проблема, главное – заплатите налоги». Из всех предложений удалось провести лишь зачет по заказу Минобороны для КАПО. Не удавалось решить вопрос с постоянно растущей задолженностью Горьковской железной дороги.

ПРАВИЛЬНЫЙ ШАГ

Но всё же у энергосистемы Татарстана проявились хорошие перспективы. Об этом можно было судить хотя бы по тому, что появились некие компании, которые в предвкушении предстоящей приватизации скупали и «Татэнерго». Правда, по словам Гульсины Мунировны, эту «лавочку» закрыли, предложив более выгодные условия по скупке своих же ов.

В феврале 2002 года правительство республики приняло решение об акционировании «Татэнерго» и утвердило программу его приватизации. 4 апреля его зарегистрировали как ОАО. Появились также акционерные общества «Генерирующая компания», «Сетевая компания», «Диспетчерский центр», «Татэнергосбыт». Таким образом выполнялось требование федерального законодательство о разделении генерации, транспортировки, диспетчеризации и сбыта энергии.

Впоследствии в свободное плавание вышли сервисные, инжиниринговые и вспомогательные службы (“Татэнергоспецремонт”, “Энергопрогресс”, “Татэнергоремонт”, “Камэнергостройпром” и др.). Они стали активно продвигать свои услуги в других регионах России и за рубежом.

При акционировании крупные кредиторы могли претендовать на пакеты акций, что могло бы привести к тому, что Татарстан выпустит из управления свою энергосистему, предупреждал Минтимер Шаймиев. Но и энергетиков постепенно ликвидировались и пришла пора работать над привлечением инвестиций. При этом Татарстан крепко держал главный рубильник республики, тогда как в других регионах электросети и электростанции выводились в межрегиональные компании.

— Это был правильный шаг, — говорил Фардиев о реформировании «Татэнерго». — Ни один наш потребитель не испытал сбоев в снабжении светом или теплом. Люди просто ничего не заметили.

СТАТЬ КОМПАНИЕЙ ЕВРОПЕЙСКОГО УРОВНЯ

С апреля 2005 года была окончательно сформирована целевая структура холдинговой энергокомпании, вспоминал тогдашний замгендиректора «Татэнерго» Дамир САФИУЛЛИН. В 2006 году холдинг вступил в заключительную стадию реформирования.

С присоединением к «Сетевой компании» ОАО «Татэлектросеть», в свою очередь, образованного из коммунальных сетей, сформировалась единая распределительная система. Это позволило обеспечить надежное адресное обслуживание потребителей, минуя перепродавцов, и резко повысить платежную дисциплину. Стало возможным взяться за новое строительство и реконструкцию полученного хозяйства, находившегося в довольно запущенном состоянии.

Как сообщалось в послании президента Татарстана Государственному Совету РТ, появились условия для привлечения масштабных инвестиций для модернизации и нового строительства в энергосистеме. Это было необходимо для повышения конкурентоспособности в условиях развивающегося оптового рынка электроэнергии и обеспечения активно развивавшейся промышленности.

Но на этом преобразования не завершились. Ставилась задача сформировать энергетический кластер с участием производителей энергооборудования, а также тепловых сетей крупных городов. Что касается последних, первым положительным результатом было кратное сокращение аварий в теплосетях.

В преддверии окончательной победы рынка еще предстояло выполнить масштабные планы по дальнейшему обновлению энергосистемы. Было подсчитано, что без ввода новых мощностей дефицит экономичной генерации в республике наступит в 2012—2013 годах, а общий дефицит электроэнергии мог наступить в 2018-м.

ЧУБАЙС ДОЛОЖИЛСЯ ШАЙМИЕВУ

В феврале 2006 года в Казани в очередной раз побывал Анатолий Чубайс, чтобы пообщаться Минтимером Шаймиевым, от которого он в свое время получил весомую поддержку в продвижении энерго.

«Во все годы совместной работы мы находили взаимоприемлемые решения, а главное, что они приносили положительные результаты», — сказал журналистам по итогам встречи президент РТ. По его словам, это особенно важно в сложное время преобразования энергетики. Очень непросто найти пути ее реформирования после периода плановой экономики, когда с этой отраслью не считались и думали, что энергия – это божий дар.

  Корпоративное образование РусГидро – среди лучших в России

Что касается отношений с , Минтимер Шарипович отметил хорошее взаимодействие российской и татарстанской энергосистем. Неразрешимых проблем здесь нет, резюмировал он.

Анатолий Чубайс, в свою очередь, первым делом заговорил о своей благодарности главе Татарстана. Три с половиной года до этого судьба энерго висела на волоске, у нее было много оппонентов, в том числе яростных. Стоял вопрос – проводить реформу или нет. И в тот момент была получена весомая поддержка от Минтимера Шаймиева. Это было крайне важно потому, что в то время еще мало кто в России понимал суть и целесообразность предлагаемых преобразований. Татарстанские депутаты Госдумы РФ проголосовали за пакет законопроектов по реформе электроэнергетики. Одновременно была реформирована и энергосистема Татарстана.

«Мне очень хотелось рассказать Минтимеру Шаймиеву о важнейших результатах , о том, как воплотился в жизнь этот замысел», — заявил глава «ЕЭС России».

Отметив, что «мы отстали по эффективности экономики, по , по базовым параметрам от того, что есть в мире», он сообщил, что в последние 10-15 лет энергосистема от времен тотальных неплатежей и бартера прошла «колоссальный путь». Появились возможности для привлечения масштабных частных инвестиций для реконструкции мощностей, у инвесторов в связи с успехом реформ в энергетике обозначился «колоссальный интерес» к отрасли. По словам главного энергетика страны, подобному еще три с половиной года назад никто не верил, кроме Минтимера Шаймиева.

НА СВОБОДНЫЙ РЫНОК

Тем временем в России набирал обороты свободный энергетический рынок – еще один результат преобразований. Отвечая на вопрос автора этих строк, глава «ЕЭС России» сказал, что «Татэнерго» имеет возможность поставлять на рынок значительный объем электроэнергии. А с 1 апреля 2006 года наступал новый этап с введением так называемого «рынка на сутки вперед» (РСВ).

Татарстанский энергохолдинг благодаря его особенностям был готов к участию в регулировании утренних и вечерних пиковых нагрузок по энергосистеме России. Одна из особенностей заключается в том, в Татарстане есть и гидро- и газовая генерации, которые могут работать в пиковые часы.

Другое преимущество — значительные резервы электрической мощности, которые являются рыночным потенциалом. А каждый киловатт резерва может стоить дорого и в прямом, и переносном смыслах, что стало ясно в период аномальных холодов, сказал Анатолий Чубайс. По его словам энергосистема Татарстана была одной из немногих, сохранявшей в те дни резервы. А вот московская энергосистема прошла зиму без единицы резерва.

Минтимер Шаймиев подтвердил, что до 40 процентов мощностей «Татэнерго» могут быть выведены на российский рынок. Но чтобы на нем конкурировать, необходимо провести комплекс мероприятий для удешевления себестоимости энергии.

На собрании акционеров «Татэнерго» в 2007 году премьер-министр РТ Рустам МИННИХАНОВ (ныне президент республики) заявил, что ближайшие пять лет еще можно продержаться, но если за это время «Татэнерго» не модернизируется и не станет компанией европейского уровня, она не будет конкурентоспособной. Он сказал тогда, что выполнение этих задач — по силам сформировавшейся в компании команде.

И эта команда с честью провела через все временем перемен ставшую уникальной энергосистему.

Подписывайтесь на наш Телеграм-канал чтобы знать больше https://t.me/ieport_new

Pin It

Добавить комментарий