Ввод европейской системы трансграничного углеродного регулирования создает угрозу для 14–16% российского экспорта

трубыИнститут проблем естественных монополий (ИПЕМ) считает, что для противодействия дриминационным мерам со стороны ЕС необходима выработка единой политики с другими странами-экспортерами энергоемкой продукции в Европу.

Продвигаемый в ЕС отказ от учета климатических проектов также не отвечает интересам России и не соответствует принципам Парижского соглашения. По мнению ИПЕМ, при учете косвенных выбросов в рамках ТУР к безным мощностям должны обязательно относиться АЭС и .

Такую позицию озвучил заместитель ьного директора ИПЕМ Александр Григорьев на круглом столе «Актуальные вопросы государственного регулирования выбросов и поглощений парниковых газов: национальный и международный аспекты», состоявшемся 6 апреля в рамках работы Комитета Госдумы России по экологии и охране окружающей среды. В мероприятии приняли участия депутаты, представители Минэкономразвития, Минэнерго, , Минтранса России, региональных властей, бизнеса и экспертного сообщества. Эксперт ИПЕМ представил участникам круглого стола анализ мировой птики ного регулирования и подробно остановился на рах от потенциального ввода трансграничного ного регулирования (ТУР) для России.

  На НПС «Южный Балык-3» установлена автоматизированная система управления технологическим процессом

«Вероятное распространение европейской системы ТУР (carbon border adjustment mechanism, CBAM) на энергоемкие отрасли обрабатывающей промышленности (металлургия, нефтепереработка, химическая, целлюлозно-бумажная) и электроэнергетику, которые в настоящее время участвуют в европейской системе торговли квотами (EU ETS), грозит им дополнительной финансовой нагрузкой, — сообщил Александр Григорьев. — Российский экспорт продукции этих отраслей в ЕС составляет $58–$74 млрд или 14–16% всего российского экспорта (в зависимости от детализации анализа)».

Такая политика Евросоюза дриминирует российских производителей по отношению к компаниям из ЕС, но не только российских. По мнению ИПЕМ, кооперация и выработка единой политики с другими экспортерами энергоемкой продукции может помочь противостоять дриминационным мерам, которые, помимо прочего, вступают в противоречие с нормами ВТО.

Эксперт ИПЕМ указал, что в рамках европейской системы торговли квотами не ведется учет климатических проектов (к которым относятся меры по увеличению поглощения а из атмосферы), поэтому возможно отсутствие такого учета и в рамках ТУР. «Однако в России именно такие проекты рассматриваются как основа формирующейся системы ного регулирования. Отказ от их учета не соответствует принципам Парижского соглашения (которое не ограничивает методы регулирования выбросов CO2) и одновременно не отвечает интересам России», — отметил Александр Григорьев.

  Конференция «Российские технологии в энергетике» пройдет в Ялте 19-20 сентября

Российская энергетика в целом отличается низким уровнем выбросов парниковых газов благодаря структуре генерирующей мощностей, а также активной модернизации электростанций в последние 15 лет. Однако высока актуальность дальнейшей декарбонизации ЕЭС России.

Классический набор мер по декарбонизации энергетики включает развитие возобновляемых источников энергии (ветер, солнце), а также безных мощностей (АЭС и ) и низконых объектов (ТЭС на природном газе). Европейская климатическая политика предполагает проведение декарбонизации в первую очередь на основе . «Россия по целому ряду объективных причин, в том числе географических, не может наращивать долю -генерации такими же темпами, как в Европе. По этой причине следует настаивать на учете развития безных и низконых мощностей в качестве мер декарбонизации энергетики. ИПЕМ считает обязательным, чтобы при учете косвенных выбросов в рамках ТУР к безным мощностям относились АЭС и », — резюмировал Александр Григорьев.

йте наш Телеграм-канал https://t.me/ieport_new

Еще по теме:

  Нижновэнерго построило новую КТП в Чкаловске

Читайте также: Носледние новости Украины России и мира сегодня.

Pin It

Добавить комментарий