Апшерон отдали на откуп капиталистам

Из проекта «История российской нефти» издания «Нефтянка». Продолжение.

К 70-м годам 19 века в России сложился довольно развитый керосиновый рынок, а в Баку сформировался мощный центр нефтедобычи. Высококачественной и легкоизвлекаемой нефти здесь было очень много. Ее черпали прямо из неглубоких колодцев. Увы, несмотря на огромный ресурсный потенциал, нефтедобыча в Баку росла очень медленно. Необходим был прорыв по всем направлениям — и в технологии, и в организации, и в госрегулировании.

Экономическим механизмом бакинских нефтепромыслов была архаичная откупная система, от которой необходимо было освобождаться. В феврале 1872 года на территории Бакинской, Тифлисской, Кутаисской и Елизаветпольской губерний, а также Дагестанской и Батумской областей откупная система была упразднена. Новые правила предполагали перчу нефтеносных участков в частные руки с публичных торгов за единовременную плату.

Был разрешен беспрепятственный поиск нефти на всех свободных казенных землях Кавказа лицам всех состояний — как русским подданным, так и иностранцам. На полученном землеотводе нефтепромышленник обязан был начать разработку нефти в течение первых двух лет после получения земельного акта. Арендная плата составляла 10 рублей за одну десятину (чуть больше гектара) в год, а предельный срок аренды — 24 года. Керосинщики должны были платить акцизный налог: мелкие кустари — по 4 копейки с ведра, крупные производители — по 10 рублей в день с каждого большого перегонного куба.

Первые торги состоялись в декабре того же 1872 года. Все основные нефтеносные участки Апшеронского полуострова были разделены на 48 участков площадью 10 десятин каждый. Главным бенефициаром торгов стало крупное товарищество Василия Кокорева и Петра Губонина, получившее шесть участков в Балаханах (это поселок недалеко от Баку), где насчитывалось 48 нефтяных колодцев.

Бывший откупщик Иван Мирзоев приобрел там же, в Балаханах, четыре участка с 30 колодцами. По одному участку приобрела довольно пестрая публика, среди которой преобладали отставные и местные купцы, в основном, грузины и армяне. Были и представители знати — потомки княжеских фамилий Эристов, Бенкендорф, цев.

Финансовые результаты торгов превзошли все ожидания министерства финансов, принеся сразу 3 млн рублей. Не в накладе остались и участники торгов. Например, фирма Кокорева и Губонина вскоре стала крупнейшей нефтяной компанией России и одной из крупнейшей в мире, примерно на уровне Shell.

  Ростех планирует в начале 2016 года подписать соглашение по строительству в Пакистане газопровода «Север-Юг»

По восходящей траектории развивался и бизнес других нефтяных торов – например, Константина Зубалова (Котэ Зубалашвили), который создал в Баку крупное нефтедобывающее предприятие, а потом передал его своим наследникам. Они не только преумножили отцовский капитал, но и оставили заметный след в истории.

Реформа отрасли привела к тому, что бакинская нефтянка начала бурно расти, но уже скоро возникла новая проблема. Единоличные семейные предприятия, полные товарищества и товарищества на вере не могли в должной степени обеспечить приток инвестиций и рост производства. Стало ясно, что необходимо создавать полноценные акционерные общества.

О том, как на апшеронском полуострове добывали нефть еще в древние времена, читайте в публикации портал .

ПЕРВЫЙ НЕФТЯНОЙ ХОЛДИНГ РОССИИ 

В итоге главными отечественными инвесторами в Баку стали легендарные предприниматели, одни из богатейших людей в России, Василий Кокорев и Петр Губонин. В январе 1874 года они зарегистрировали первую в России акционерную вертикально интегрированную нефтяную компанию — «Бакинское нефтяное общество», которая вскоре стала одним из главных моторов российской нефтяной индустрии.

БНО сразу же начала наступление по всем фронтам — активное бурение, строительство нового корпуса Сураханского нефтеперерабатывающего а и приобретение судов для своего весьма обширного нефтефлота. В 1875 году нефтяники построили в Царицыне для своих нужд и приобрели у пароходчиков парусную и паровую шхуну «Василий», кусовую лодку (небольшое парусное судно – прим. портал ) и 5 барж.

Гордостью и флагманом флота «Бакинского нефтяного общества» был танкер «Сураханы», построенный на финской верфи Crichton Yard в Турку (Або) и способный перевозить 5 тыс. тонн керосина. На нефтеналивную пристань керосин подавался по трубопроводу от Сураханского завода. Труба, построенная в 1879 году, стала первым российским нефтепродуктоводом.

К концу 1870-х годов БНО стало лидером российской нефтяной промышленности, обеспечивая до трети общероссийской нефтедобычи и нефтесбыта. Сбытовой сектор общества включал в себя Бакинскую контору, 11 агентств и четыре «комиссионерства» в Рыбинске, Пензе, Вологде и Вятке. Агентства вместе со зданиями и складскими помещениями располагались в Москве, Саратове, Самаре, Царицыне, Казани, Симбирске, Сарапуле, Перми, Нижнем Новгороде, Ярославле и Астрахани.

Самые большие логистические мощности у «Бакинского нефтяного общества» были в Москве — 6 складов общей вместиью 3500 бочек. Кроме того, московское сбытовое агентство БНО владело самой популярной в Москве керосиновой лавкой. Часть своей продукции общество экспортировало за рубеж.

  Генпроектировщик достройки Чебоксарского гидроузла приступил к подготовке раздела по защите Дзержинска

Имеет БНО и заслуги перед родиной в части изобретения, внедрения и тиражирования новых технологий. На Сураханском НПЗ была смонтирована первая в России технологическая линия по получению смазочных масел из нефтяных остатков (мазута), которые ранее неоправданно назывались «отбросами» и сжигались.

В 1880-е годы «Бакинское нефтяное общество» уступило лидерство товариществу Нобелей, а затем и фирме Ротшильдов. Но, вплоть до самой революции оно уверенно занимало третье место в рейтинге российских нефтекомпаний. В капитале БНО все большую роль играли крупные иностранные инвесторы. В частности, французы, организовавшие в 1907 котировку ценных бумаг компании на Парижской бирже.

К началу Первой мировой войны годовая добыча нефти БНО составляла 25 млн пудов нефти (около 5% общероссийской добычи), общее число сотрудников — 1400 человек.

1 июня 1918 года, на основании телеграммы наркома по делам национальностей РСФСР Иосифа Сталина Бакинский совет народных комиссаров принял Декрет о национализации нефтяной промышленности. Все имущество общества перешло в руки новой власти, и на этом история старейшей российской нефтяной компании чилась.

С ЧЕГО НАЧИНАЛИ НОБЕЛИ

В середине 80-х годов XIX века в российской нефтянке произошла смена вех. «Бакинское нефтяное общество» утратило свои позиции. Лидером отрасли на следующие 30 лет стало «Товарищество нефтяного производства братьев Нобель», или сокращенно «Бранобель».

Все началось в 1874 году, когда швед Роберт Нобель приступил к поискам нефти на Апшероне и полуострове Челекен на противоположном берегу Каспия, в Туркмении. Открыв в обеих местностях крупные залежи нефти, в следующем году Нобель построил НПЗ и начал активно развивать нефтепромыслы в Сураханах, Балаханах и Биби-Эйбате. В 1879 году было организовано товарищество «Бранобель». Его основателями были Роберт с младшими братьями Людвигом и Альфредом (тем самым, который затем учредил знаменитейшую премию), а также Петр Бильдерлинг, российский подданный.

Основной капитал общества составлял 3 млн рублей — по тем временам это была огромная сумма. В дальнейшем Роберт и Людвиг приняли российское подданство, а Эммануэль Людвигович, родившийся и выросший в Питере, ассимилировался настолько, что плохо знал шведский язык.

Заслуг у Нобелей перед новой родиной и перед нефтяной отраслью чрезвычайно много. Нобели построили первый в стране нефтепровод внешней откачки (по проекту великого инженера Владимира Шухова), магистральный нефтепровод, первые в мире цилиндрические резервуары-нефтехранилища, первые российский нефтеналивной танкер (пароход «Зороастр»), дизель-электроход (танкер «Вандал»), железнодорожные цистерны, фирменную нефтесбытовую сеть с собственным транспортом и складами, промышленную электростанцию, и так далее.

  Совместная фотовыставка Росатома и МИДа РФ открылась в Москве

Внесли Нобели большой вклад и в нефтепереработку, причем, консультировал их Дмитрий Менделеев. Кроме того, Нобели вышли далеко за пределы нефтянки. Например, их машиностроительный завод в Санкт-Петербурге массово изготавливал лучшие в стране дизельные двигатели.

Важнейшим результатом деятельности Нобелей стало реальное — вытеснение с российского рынка американского керосина («гена»). Кроме того, Нобели превратили керосин в недорогой общедоступный продукт. Компания сделала ставку на массового потребителя, и керосином начали пользоваться все, включая весьма консервативных и небогатых крестьян. Для повышения спроса компания активно распространяла недорогие керосиновые лампы.

Важно, что компания проводила очень прогрессивную для тех лет кадровую и социальную политику. В «Бранобеле» была создана собственная система профессионального образования, для рабочих строилось благоустроенное жилье. Действовала собственная медицинская служба, которой руководила Марта Людвиговна, по образованию, на пару со своим мужем.

К началу Первой Мировой войны акционерный капитал «Бранобеля» составлял 30 млн рублей. В «нефтяной империи» трудились около 30 тыс. человек. В состав компании входили 13 заводов, включая 6 НПЗ, перерабатывавших 58 млн пудов нефти. Из почти 500 скважин добывалось 66 млн пудов нефти. Транспортное подразделение компании имело в своем распоряжении 43 речных судна, 14 шхун, 209 барж, а также 1400 железнодорожных вагонов-цистерн.

После революции 1917 года огромные активы Нобелей были национализированы большевиками. Основной владелец компании — Эммануэль Нобель — уехал жить на родину предков — в Швецию. Напоследок — еще одна интересная цифра. В капитале фонда Нобелевской премии до сих пор доля средств, полученных сто лет назад от деятельности «Бранобеля», составляет около 12%.

(продолжение следует)

Подписывайтесь на наш Телеграм-канал чтобы знать больше https://t.me/ieport_new

Читайте также: Носледние новости России и мира сегодня.

Pin It

Добавить комментарий