О необходимости совершенствования подходов к установлению зон противоаварийного планирования объектов ядерной энергетики

атом ядерная энергияГлубокоэшелонированная защита (ГЭЗ), основополагающая цель которой – защита персонала объекта использования атомной энергии (ОИАЭ), а также населения, проживающего вокруг ОИАЭ, является фундаментальной основой безопасности ОИАЭ.

В соответствии с российской нормативной базой в области использования атомной энергии, а также публикацией [1], ГЭЗ состоит из пяти независимых уровней (рис. 1), посний из которых направлен на смягчение радиационных последствий аварий путем планирования и принятия в случае необходимости мер по защите персонала и населения.

При этом в [1] отмечено, что противоаварийное планирование должно учитывать масштаб возможных аварий. Недооценка значимости пятого уровня ГЭЗ была наглядно продемонстрирована при аварии на АЭС «Фукусима-Дайичи», когда фактические расстояния, на которых необходимо принятие мер по защите населения, превышали размеры зон противоаварийного планирования, заблаговременно установленных в планах [2]. Как следствие, по результатам анализа аварии на АЭС «Фукусима-Дайичи», в [3] отмечена важность заблаговременного планирования мер защиты населения, которое должно предусматривать меры защиты населения не только при наиболее вероятных авариях, но также при маловероятных, которые могут привести к масштабным радиационным последствиям. Таким образом, только заблаговременное планирование и обеспечение необходимыми ресурсами мер, достаточных для защиты персонала и населения, обеспечит решение возложенных на пятый уровень ГЭЗ задач.

Рис. 1. Уровни глубокоэшелонированной защиты

Международно признанные подходы к установлению зон противоаварийного планирования

Современные международные требования в части противоаварийного планирования, направленные, в том числе, на минимизацию последствий радиационных аварий, аккумулированы в е МАГАТЭ GSR part 7 [4]. Так, согласно [4], для ОИАЭ I и II категорий по аварийной готовности должны быть приняты меры планирования для эффективного принятия решений о проведении неотложных защитных мер, среднесрочных защитных мер и иных мер реагирования за пределами промплощадки.

Указанные меры планирования должны включать в себя установление зон и расстояний противоаварийного планирования, в пределах которых заблаговременно (в режиме повседневной деятельности) должно быть запланировано проведение защитных мер и иных мер реагирования. В соответствии с [4] эти зоны (расстояния) должны включать:

  •  зону превентивных неотложных защитных мер (устанавливается только для ОИАЭ категории I по аварийной готовности), в пределах которой (с целью предотвращения последствий облучения) должно быть запланировано проведение неотложных защитных мер и иных мер аварийного реагирования до аварийного выброса радионуклидов в атмосферный ;
  • зону неотложных защитных мер (устанавливается только для ОИАЭ категорий I и II по аварийной готовности), в пределах которой (с целью снижения последствий облучения) должно быть запланировано проведение неотложных защитных мер: по возможности – до аварийного выброса радионуклидов в атмосферный воздух исходя из состояния физических барьеров и функций безопасности и безоговорочно – после аварийного выброса на основании данных мониторинга и радиационной разведки;
  • расстояние расширенного планирования (устанавливается вокруг ОИАЭ категорий I и II по аварийной готовности), в пределах которого должно быть запланировано выполнение (после аварийного выброса) мониторинга (радиационной разведки) с целью выявления загрязненных участков в течение такого времени, чтобы последствия облучения на этих участках могли быть эффективно снижены посредством проведения защитных мер и других мер аварийного реагирования;
  • расстояние планирования ограничительных мер, касающихся пищи и использования других продуктов потребления (устанавливается вокруг ОИАЭ категорий I и II по аварийной готовности), в пределах которого должно быть запланировано проведение (после аварийного выброса) мер аварийного реагирования с целью:
  Грозит ли проекту Навашинской АЭС провал?

Иллюстрация системы указанных зон (расстояний) [5] приведена на рис. 2.


Рис. 2. Зоны и расстояния противоаварийного планирования для объектов использования атомной энергии I и II категорий по аварийной готовности

Международная комиссия по радиологической защите в Публикации 103 [6] также придерживается мнения, что меры по защите населения должны быть запланированы заблаговременно. Кроме того, согласно [5], сведения о запланированных мерах по защите населения являются обязательным элементом аварийного реагирования, который должен быть отражен в противоаварийных планах.

В [5] представлены характерные для легководных ов размеры зон и расстояний противоаварийного планирования (см. таблицу). Они по своей сути носят характер общего ориентира, отражающего достигнутый уровень науки и техники, и находят свое подтверждение в практике стран, активно использующих атомную энергию (рис. 3) [7, 8].

Рис. 3. Примеры размеров зон и расстояний противоаварийного планирования [5, 7, 8]

Также важно отметить, что, в соответствии с подходами МАГАТЭ [4], противоаварийное зонирование не ограничивается только определением территорий, где требуется осуществлять противоаварийные меры. Так, неотъемлемым элементом противоаварийного зонирования является осуществление в отношении зон противоаварийного планирования комплекса необходимых для аварийного реагирования организационных и технических мер, которые обеспечивают способность организаций, осуществляющих аварийное реагирование, выполнять необходимые задачи при реагировании на радиационную аварию. К таким мерам относятся: организация и координация действий, выполняемых при аварийном реагировании; разработка планов мероприятий по защите населения, а также процедур взаимодействия между организациями, осуществляющими аварийное реагирование; обеспечение наличия необходимой инфраструктуры, в т. ч. укрытий, материальных и финансовых резервов, оборудования и технических средств.

Подходы к установлению зон противоаварийного планирования, используемые в Российской Федерации

Применяемая в Российской Федерации практика установления зон и расстояний противоаварийного планирования учитывает ряд международных рекомендаций. Так, требования к установлению зон противоаварийного планирования – зоны планирования защитных мероприятий (ЗПЗМ) и зоны планирования мероприятий по обязательной эвакуации населения (ЗПМОЭ) – содержатся в нормативных правовых актах Ростехнадзора, а именно федеральных нормах и правилах в области использования атомной энергии (ФНП) [9–17], что является важным аспектом при размещении ОИАЭ. При этом следует отметить, что ФНП имеют высокую степень гармонизации с международными практиками в части подходов к установлению размеров зон противоаварийного планирования, особенно для АЭС. Так, например, в [10], в соответствии с [4], помимо установления ЗПЗМ и ЗПМОЭ, предусмотрено требование, согласно которому в е АЭС должны быть оценены расстояния, на которых при запроектных авариях возможно достижение критериев для принятия решений об отселении и ограничении потребления загрязненных пищевых продуктов, установленных в [18]. Следует отметить, что, согласно требованиям [10], указанные расстояния, а также размеры ЗПЗМ и ЗПМОЭ определяются на основании прогноза радиационных последствий аварий. Аналогичный, хотя и менее гармонизированный с [4], подход в части установления размеров ЗПЗМ и ЗПМОЭ используется в ФНП, требования которых распространяются на ОИАЭ, отличные от АЭС [13, 15, 16].

Кроме того, в ФНП учитывается значимость зон противоаварийного планирования, что наглядно продемонстрировано в рамках [9], согласно требованиям которых ЗПЗМ (требования к которой содержатся в [10]) является одной из организационных мер, формирующих первый уровень ГЭЗ АЭС и, таким образом, ее размеры являются характеристикой безопасности АЭС (причем более точной, чем категория по аварийной готовности из [4]).

  Проблемы трудноизвлекаемой нефти придется решать в Кремле

Вместе с тем в нормативной базе Российской Федерации есть ряд аспектов, требующих дальнейшей гармонизации с рекомендациями МАГАТЭ. Как уже упоминалось ранее, вопросы установления зон и расстояний противоаварийного планирования для ОИАЭ I и II категорий по аварийной готовности, в пределах которых должны заблаговременно планироваться противоаварийные мероприятия (ограничения) (например, на проживание – эвакуация, отселение; на потребление и, следовательно, производство пищевых продуктов), затрагиваются в [4]. Однако [4] – не единственный стандарт безопасности МАГАТЭ, в котором затрагиваются вопросы установления зон и расстояний противоаварийного планирования. Так, в SSR-1 [19] показана корреляция между зонами и расстояниями противоаварийного планирования и вопросами землепользования , которые в российском одательстве регулируются Федеральным законом [20] в рамках зон с особыми условиями использования территорий. При этом следует отметить, что, согласно [21], ЗПЗМ и ЗПМОЭ относятся к зонам с особыми условиями использования территорий, в пределах которых устанавливаются ограничения на использование территорий.

Тем не менее, несмотря на положения [21], на законодательном уровне [20, 22] ЗПЗМ и ЗПМОЭ, в отличие от санитарно-защитной зоны и зоны наблюдения, не отнесены к зонам с особыми условиями использования территорий.

Помимо [20] в конкретизации нуждаются и иные законодательные акты Российской Федерации.

Так, согласно статье 11 [23], на органы госственной власти субъектов Российской Федерации возложена ответственность за подготовку и содержание в готовности необходимых сил и средств для защиты населения (т. е. тех противоаварийных мероприятий, которые, согласно [4], должны заблаговременно планироваться в пределах зон и расстояний противоаварийного планирования). При этом ни на законодательном уровне, ни в подзаконных актах не определен масштаб указанной заблаговременной подготовки. И хотя в ФНП установлены критерии определения размеров зон и расстояний противоаварийного планирования, и даже указано о планировании мер защиты населения в пределах этих зон и расстояний, требования ФНП, согласно статье 6 [22], не распространяются на лиц, ответственных за противоаварийное планирование за пределами площадки ОИАЭ и, по сути, устанавливают только ответственность эксплуатирующей организации ОИАЭ за установление размеров зон и расстояний противоаварийного планирования.

Аналогичная проблема характерна и для санитарно-эпидемиологических правил, которые, в соответствии с [24], устанавливают единые санитарно-эпидемиологические требования к условиям работы с источниками физических факторов воздействия на человека и не распространяются на органы государственной власти субъектов Российской Федерации, которые таких работ не осуществляют.

Выводы

Таким образом, для установления единой парадигмы в части территорий с особыми условиями использования авторы считают целесообразным внесение изменений в законодательство Российской Федерации с целью закрепления за ЗПЗМ статуса зоны с особыми условиями использования территорий и ее позиционирования как неотъемлемого элемента плана мероприятий по защите населения. Внесение таких изменений позволит на законодательном уровне концептуально закрепить установление ЗПЗМ как территории с особыми условиями использования и открыть путь к плановому совершенствованию ведомственных нормативных правовых актов.

Авторы:

Курындин А. В., Сорокин Д. В., Шаповалов А. С., Шарафутдинов Р. Б., Иванов Е. А.

Литература

  • Defence in Depth in Nuclear Safety. INSAG-10. A report by the international nuclear safety advisory group. – IAEA, Vienna, 1996.
  • Авария на АЭС «Фукусима-Дайичи». Доклад Генерального а. – МАГАТЭ, Вена, 2015.
  • Implementation of Defence in Depth at Nuclear Power Plants Lessons Learnt from the Fukushima Daiichi Accident. – NEA, 2016.
  • Нормы безопасности МАГАТЭ. Общие требования безопасности № GSR part 7. Готовность и реагирование в случае ядерной или радиологической аварийной ситуации. – МАГАТЭ, Вена, 2016.
  • EPR-NPP PPA. Меры по защите населения в случае аварийной ситуации на легководном реакторе. – МАГАТЭ, Вена, 2013.
  • Публикация 103 Международной Комиссии по радиационной защите (МКРЗ). Пер. с англ. / Под общей ред. М. Ф. Киселева, Н. К. Шандалы. – М.: Изд. ООО ПКФ «Алана», 2009.
  • Review of Current Off-site Nuclear Emergency Preparedness and Response Arrangements in EU Member States and Neighboring Countries, ENER/D1/2012-474. – European Atomic Energy Community, 2014.
  • Санитарные нормы, правила и гигиенические нормативы. Гигиенические требования к проектированию и эксплуатации атомных электростанций: утв. постановлением Министерства здравоохранения Республики Беларусь от 31.03.2010 № 39.
  • Федеральные нормы и правила в области использования атомной энергии. Общие положения обеспечения безопасности атомных станций. НП-001-15: утв. приказом Ростехнадзора от 15.12.2015 № 522.
  • Федеральные нормы и правила в области использования атомной энергии. Площадка атомной станции. Требования безопасности. НП-032-19: утв. приказом Ростехнадзора от 19.07.2019 № 287.
  • Федеральные нормы и правила в области использования атомной энергии. Типовое содержание плана мероприятий по защите персонала в случае аварии на атомной станции. НП-015-12: утв. приказом Ростехнадзора от 18.09.2012 № 518.
  • Федеральные нормы и правила в области использования атомной энергии. Общие положения обеспечения безопасности исследовательских ядерных установок. НП-033-11: утв. приказом Ростехнадзора от 30.06.2011 № 348.
  • Федеральные нормы и правила в области использования атомной энергии. Требования к содержанию плана мероприятий по защите персонала в случае аварии на исследовательских ядерных установках. НП-075-19: утв. приказом Ростехнадзора от 14.05.2019 № 19.
  • Федеральные нормы и правила в области использования атомной энергии. Общие положения обеспечения безопасности объектов ядерного топливного цикла. НП-016-05: утв. постановлением Ростехнадзора от 02.12.2005 № 11.
  • Федеральные нормы и правила в области использования атомной энергии. Размещение ядерных установок ядерного топливного цикла. Основные критерии и требования по обеспечению безопасности. НП-050-03: утв. постановлением а Российской Федерации от 31.12.2003 № 11.
  • Федеральные нормы и правила в области использования атомной энергии. Размещение пунктов хранения ядерных материалов и радиоактивных веществ. Основные критерии и требования по обеспечению безопасности. НП-060-05: утв. постановлением Ростехнадзора от 31.08.2005 № 3.
  • Федеральные нормы и правила в области использования атомной энергии. Общие положения обеспечения безопасности радиационных источников. НП-038-16: утв. приказом Ростехнадзора от 28.09.2016 № 405.
  • Санитарные правила и нормативы СанПиН 2.6.1.2523-09. Нормы радиационной безопасности. НРБ-99/2009: утв. постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 07.07.2009 № 47.
  • Серия норм безопасности МАГАТЭ № SSR-1. Оценка площадок для ядерных установок. – МАГАТЭ, Вена, 2019.
  • Земельный кодекс Российской Федерации: Федер. закон от 25.10.2001 № 136-ФЗ.
  • Об утверждении схемы территориального планирования Российской Федерации в области энергетики: распоряжение Правительства Российской Федерации от 01.08.2016 № 1634-р.
  • Об использовании атомной энергии: Федер. закон от 21.11.1995 № 170-ФЗ.
  • О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера: Федер. закон от 21.12.1994 № 68-ФЗ.
  • Об утверждении положения о государственной санитарно-эпидемиологической службе Российской Федерации и положения о государственном санитарно-эпидемиологическом нормировании: постановление Правительства Российской Федерации от 24.07.2000 № 554.
  Новые информационные технологии в ЦБП и энергетике

Источник:  Журнал «Ядерная и радиационная безопасность» №3 2021

Источник

Читайте также: Носледние новости России и мира сегодня.

Pin It

Добавить комментарий